[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Основной раздел » Уголовное право » Суд присяжных. (юридическая помощь. Практика.)
Суд присяжных.
№ikaДата: Четверг, 29.09.2011, 00:50 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 64
Репутация: 3
Статус: Offline
Приложение к письму Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 09.03.2004 N 12/12-04

ОБЗОР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, РАССМОТРЕННЫМ СУДАМИ ПРИСЯЖНЫХ



В 2003 г. суды с участием коллегии присяжных заседателей начали функционировать почти на всей территории Российской Федерации.
Первые результаты работы в регионах, где новая форма судопроизводства только начала действовать, еще раз подтвердили то, что хорошо известно в регионах, где этот суд действует с 1993 - 1994 гг.: поддержание государственного обвинения в суде присяжных требует высокого уровня квалификации прокуроров, их оптимальной активности, умения свободно ориентироваться в материалах уголовного дела, в законодательстве, обладать способностями к убеждению.
Примером эффективного участия в судебном разбирательстве может служить работа государственного обвинителя Смирновой Е.В. (Ярославская область).
В ходе предварительного расследования обвиняемые и их защитники выдвинули версию о том, что торговый ларек, в котором было совершено преступление, мог загореться от электрообогревателя. Эту версию следователь не проверил. Осмотр места происшествия провел крайне поверхностно. Электрообогреватель и стул, находившиеся в торговом ларьке, не изъял и, соответственно, вещественными доказательствами не признал. Непроверенная версия породила значительные трудности при убеждении присяжных заседателей в виновности подсудимых.
Для восполнения недоработок предварительного расследования в суде по ходатайству государственного обвинителя Смирновой Е.В. были приобщены, осмотрены и представлены на обозрение присяжных стул и электрообогреватель. По ее же ходатайству была назначена и проведена пожарно-техническая экспертиза, выводы которой опровергли версию обвиняемых о самовозгорании торгового ларька; допрошены эксперты, проводившие экспертизы.
Государственный обвинитель активно участвовала в исследовании доказательств, грамотно и аргументированно выступала в судебных прениях. Ее профессионализм, хорошая подготовка к судебному заседанию позволили опровергнуть версии адвокатов и подсудимых и в конечном итоге способствовали провозглашению присяжными заседателями обвинительного вердикта.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении Соколова А.Е., Соколова В.С., Розанова А.К., осужденных 14 апреля 2003 г. Ярославским областным судом за убийство, другие преступления, оставлен без изменения.

Добавлено (29.09.2011, 00:49)
---------------------------------------------
Материалы ряда дел, разрешенных судами с участием присяжных заседателей, свидетельствуют о том, что в некоторых регионах до сих пор не всегда выполняются требования ч. 5 ст. 217 УПК РФ, в соответствии с которыми следователь обязан не только разъяснить обвиняемому его право на суд присяжных, но и особенности рассмотрения уголовного дела таким судом, права обвиняемого в судебном разбирательстве, порядок обжалования судебного решения. Неисполнение этих требований влечет отмену судебных решений.
Подобные же ошибки допускаются и судами.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в связи с кассационными представлением и жалобами Чернышева Н.В., Перебоева А.П., Артамовича Л.О. дело, поступившее из Иркутского областного суда. Данное дело (без проведения предварительного слушания) было назначено к рассмотрению судом в составе председательствующего и двух народных заседателей.
В ходе судебного разбирательства подсудимый Чернышев заявил ходатайство о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей. Другие подсудимые поддержали ходатайство. Не возражал против этого и государственный обвинитель. Иркутский областной суд удовлетворил ходатайство.
Отменяя определение суда, кассационная инстанция указала на нарушение прав обвиняемых. Вместо того чтобы в соответствии с положениями п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (по результатам предварительного слушания) возвратить дело прокурору для устранения "препятствий его рассмотрения", суд принял решение, не предусмотренное уголовно-процессуальным законом, "продолжить судебное разбирательство дела с участием присяжных заседателей". При этом суд не выполнил требования ст. ст. 325, 326, 327 УПК РФ, не разъяснил подсудимым особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.
Итоги судебного разбирательства с участием коллегии присяжных во многом зависят от ее состава.
По делу оправданного Слабочкова Е.Н. (Челябинская область) в число кандидатов вошла гр-ка А., два сына которой имеют судимости, а старшиной присяжных заседателей был избран гр-н И., подвергавшийся административному взысканию. Председательствующий пытался выяснить у кандидатов в присяжные, привлекались ли они или их родственники к уголовной ответственности, имели ли дело с судом и правоохранительными органами. Никто из кандидатов не заявил о наличии таких обстоятельств, хотя обязаны были отвечать правдиво (ч. 3 ст. 328 УПК РФ).
Отменяя приговор в связи с кассационным представлением государственного обвинителя, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что, поскольку А. и И. скрыли вышеизложенные обстоятельства, сторона обвинения при формировании коллегии присяжных заседателей была лишена возможности заявить мотивированный отвод (ч. 10 ст. 328 УПК РФ), а в дальнейшем и права на заявление ходатайства о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава.

Добавлено (29.09.2011, 00:49)
---------------------------------------------
Имелись случаи, когда в состав коллегии присяжных заседателей входили родственники свидетелей.
По делу Исмаилова М.С. (Тверская область) в состав коллегии присяжных заседателей была включена гр-ка В., являющаяся матерью одного из свидетелей. Это, по утверждению государственного обвинителя, с которым согласилась кассационная инстанция, могло способствовать формированию предвзятого отношения к предъявленному обвинению.
По делу Мосеева П.Н., Аболихина Д.В. (Краснодарский край) в состав коллегии присяжных заседателей вошел гр-н Г., избранный затем старшиной. При формировании коллегии присяжных заседателей Г. скрыл от суда информацию о том, что он работает водителем в Южном региональном управлении по борьбе с организованной преступностью. Как справедливо указано в решении кассационной инстанции, располагая такой информацией, председательствующий судья, исходя из содержания ст. 328 УПК РФ, не обязан был освобождать данного присяжного заседателя от участия в деле. Но полная и правдивая информация о присяжном заседателе была необходима представителям сторон для реализации ими права на заявление кандидату в члены жюри мотивированного или немотивированного отвода. Это обстоятельство стало одним из оснований для отмены приговора.
В некоторых случаях государственные обвинители неосмотрительно упускают возможность воспользоваться правом мотивированного или безмотивного отвода кандидатов в присяжные заседатели. Вместе с тем впоследствии, обосновывая свою просьбу об отмене судебного решения, ссылаются на нарушения, якобы допущенные при формировании скамьи присяжных.
По делу Катышкина А.В. и Манджиева С.А. (Республика Калмыкия), оправданных коллегией присяжных заседателей, государственный обвинитель в кассационном представлении сослался на то, что в состав коллегии вошел гр-н Г. - бывший сотрудник УФСБ по Республике Калмыкия. Его профессиональный опыт, по мнению прокурора, мог сказаться на беспристрастности и в конечном итоге на вердикте. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, не согласившись с этим доводом, указала, что государственному обвинителю было известно о бывшей работе кандидата в присяжные, но отвода он не заявил. Помимо этого из кассационного представления не видно, каким образом прежняя работа присяжного заседателя Г. могла повлиять на вердикт.
По мнению государственного обвинителя, оправдательный приговор, постановленный Орловским областным судом с участием присяжных заседателей по делу Елисеева В.М., подлежал отмене, поскольку заседательница не сообщила о том, что с 1998 по 2000 год проживала с ней в одном подъезде дома и могла испытывать к ней, как к стороне обвинения, неприязнь. Данное утверждение судебная коллегия посчитала неосновательным. Как следует из кассационного представления, государственный обвинитель с данным присяжным заседателем знакома не была. Ссылки на ее возможную неприязнь - не более чем предположения.
В соответствии с законом, регулирующим особенности разбирательства дел с участием присяжных заседателей, вопросы о доказанности события преступления, совершении его подсудимым, а также о виновности разрешают присяжные заседатели. Иные же вопросы, в том числе о способе получения доказательств, о их допустимости и т.п., рассматриваются без участия присяжных (ст. 334 УПК РФ). Несоблюдение этого правила может повлиять на законность судебного решения.
По уже упомянутому делу оправданного Исмаилова М.С. (Тверская область) его адвокат инициировал исследование обстоятельств опознания подзащитного свидетельницей С. В суде она рассказала о том, что перед проведением следственного действия следователь показал ей водительское удостоверение Исмаилова и сказал: "Не сомневайся, это он". Присяжные не были удалены из зала суда, вопрос о допустимости важнейшего доказательства был рассмотрен в их присутствии. Адвокат в прениях воспользовался этим обстоятельством и аргументированно подверг сомнению доказанность участия Исмаилова в преступлении.
Отменяя приговор, судебная коллегия подчеркнула, что исследование обстоятельств опознания, проведенное в присутствии присяжных заседателей, не могло не повлиять на формирование их позиции (это явилось еще одним основанием для отмены приговора).

Добавлено (29.09.2011, 00:49)
---------------------------------------------
Ряд приговоров, вынесенных с участием присяжных заседателей, был отменен в связи с необоснованным исключением допустимых доказательств или необоснованным оглашением недопустимых доказательств.
Судебной коллегией в связи с кассационным представлением государственного обвинителя был отменен приговор Ростовского областного суда в отношении Паронько М.П. и Антоненко Э.А., оправданных по обвинению в убийстве и разбое. Поводом для отмены приговора явилось следующее. Председательствующий судья отклонил ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний свидетельницы С., которые та дала, будучи допрошенной в стадии предварительного расследования в качестве обвиняемой. Судья признал эти ее показания недопустимым доказательством. Свое решение он мотивировал тем, что до допроса С. было разъяснено лишь право не давать показания против себя самой, право же не давать показания против других лиц ей не разъяснялось. Кроме того, С. при допросе в качестве обвиняемой не предупреждалась об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.
Верховный Суд не согласился с решением суда первой инстанции как не основанным на законе. Ни Конституция Российской Федерации, ни уголовно-процессуальное законодательство (ст. 47 УПК РФ) не содержат таких норм, которые бы обязывали следователя разъяснять обвиняемым право не свидетельствовать против "других лиц" (именно против других, а не против супруга или близких родственников).
В соответствии со ст. 75 УПК РФ недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. В качестве обвиняемой С. допрошена в установленном законом порядке, показания дала добровольно, тогда как имела право вообще отказаться от дачи показаний.
Верховный Суд отменил обвинительный приговор в отношении Мосеева П.Н. и Аболихина Д.В. (Краснодарский край). Установлено, что обвиняемые с заключениями экспертов знакомились 31 сентября 1998 г. (такой даты не существует), обвинительное заключение прокурором утверждено 11 сентября 1998 г., то есть расследование по делу продолжалось уже после утверждения обвинительного заключения.

Добавлено (29.09.2011, 00:50)
---------------------------------------------
Наибольшую трудность по-прежнему представляет постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.
В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.
Данные требования Закона не были соблюдены по делу Пастуха В.М., Костькина А.Д. и других (Рязанская область), обвинявшихся в убийстве.
Председательствующий по этому делу по собственной инициативе, а также по инициативе прокурора сформулировал вопросы для присяжных таким образом, что по сравнению с формулой обвинения были изменены время и место совершения преступления, указано иное орудие убийства.
Верховный Суд посчитал, что такого рода изменения существенно ухудшили положение подсудимых, нарушили их право на защиту. В частности, один из подсудимых, исходя из того времени, которое было указано в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, связывал свою версию о наличии у него алиби.
Согласно ч. 3 ст. 339 УПК РФ после основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности, изменяют ее характер либо влекут освобождение подсудимого от уголовной ответственности. Допустимы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.
Подсудимый Костькин постоянно настаивал на том, что убийство не совершал, лишь участвовал в сокрытии трупа. Несмотря на это, председательствующим не был поставлен вопрос о возможном участии Костькина в преступлении при указанных им обстоятельствах. В этом случае присяжные могли бы признать его виновным в менее тяжком преступлении. Верховный Суд отменил приговор.

Добавлено (29.09.2011, 00:50)
---------------------------------------------
Верховным Судом изменен приговор в отношении Мажидова Р.А. и других (Республика Дагестан), осужденных за ряд преступлений, включая и квалифицированный разбой. Изменения были произведены из-за того, что присяжных не спросили по поводу телесных повреждений, причиненных жертве разбойного нападения.
В соответствии с ч. 3 ст. 340 УПК РФ перед удалением присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта председательствующий обращается к ним с напутственным словом и напоминает об исследованных в суде доказательствах, не выражая своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них.
Названные требования Закона соблюдаются председательствующими не всегда.
По делу Типикина М.В. (Ставропольский край) одним из поводов для отмены приговора послужила необъективность напутственного слова. Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий ограничился лишь напоминанием о позициях сторон. Причем, излагая позицию стороны защиты, он, как и адвокат, сослался на доказательства, подтверждающие невиновность подсудимого, - отсутствие орудия преступления и предметов похищенного. Говоря же о позиции сторон обвинения, председательствующий даже и не упомянул доказательства, приведенные этой стороной.
В соответствии со ст. 340 УПК РФ в отличие от ст. 451 УПК РСФСР стороны вправе в дальнейшем ссылаться на содержание напутственного слова как на основание для пересмотра дела и в том случае, если соответствующие возражения ими в судебном заседании заявлены не были.
Несмотря на это, государственным обвинителям необходимо не только заявлять такие возражения (если основания для них имеются), но и требовать их отражения в протоколе судебного заседания.
Порой присяжные заседатели выносят противоречивые или неясные вердикты и председательствующие судьи вопреки требованиям ст. 345 УПК РФ позволяют их провозглашать.
По делу Исакова А.О. (Алтайский край), по крайней мере, на два из трех основных вопросов ответы присяжных в вопросном листе были сформулированы таким образом, что невозможно было понять, за что они проголосовали - за доказанность или недоказанность события преступления и участия подсудимого в нем.
Тем не менее председательствующий разрешил старшине присяжных провозгласить вердикт и после его обсуждения постановил оправдательный приговор.
Верховным Судом приговор был отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.
По смыслу уголовно-процессуального закона оспаривать вердикт коллегии присяжных заседателей недопустимо: "Сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями" (ч. 4 ст. 347 УПК РФ). В этой связи попытки государственных обвинителей обосновать в кассационных представлениях свое несогласие с приговором ссылками на иное понимание доказательств вины подсудимых, исследованных в судебном заседании, расцениваются Верховным Судом Российской Федерации как непрофессиональные.

Управление по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами



 
lawyerДата: Четверг, 29.09.2011, 01:00 | Сообщение # 2
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ КОЛЛЕГИИ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ (БВСР 97-1)


Новая форма судопроизводства - рассмотрение уголовных дел с
участием коллегии присяжных заседателей в соответствии с принятым 16
июня 1993 г. Законом Российской Федерации "О внесении изменений и
дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР"
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс
об административных правонарушениях" действует в девяти регионах
России уже более двух лет.
Необходимо отметить, что обвиняемые достаточно широко используют
предоставленное им Законом право на рассмотрение их дел судом
присяжных.
Причем данные судебной статистики показывают тенденцию увеличения
ходатайств обвиняемых о рассмотрении дел с участием присяжных
заседателей как в чисто количественном, так и в процентном отношении к
общему числу уголовных дел, поступающих в суды.
За указанный период деятельности судов сложилась определенная
практика применения уголовно-процессуальных норм, регламентирующих
производство в суде присяжных. В результате рассмотрения дел в судах
первой инстанции, в кассационном порядке и в порядке надзора были
выявлены многие существенные недостатки предварительного следствия в
процессе собирания и закрепления доказательств, а также нарушения
действующего нового уголовно-процессуального закона в стадии
предварительного слушания и судебного разбирательства.
Как показывает практика, введение новых процессуальных норм
судопроизводства влечет за собой, как правило, и определенные
трудности в их применении.
Не является в этом плане исключением и закон о суде присяжных,
коренным образом изменивший по существу все ранее действовавшие
основные принципы судопроизводства, что, естественно, потребовало
обобщения судебной практики и толкования некоторых положений закона.

Добавлено (29.09.2011, 00:54)
---------------------------------------------
Результаты обобщения судебной практики, а также иные вопросы,
возникающие при рассмотрении дел с участием коллегии присяжных
заседателей, и в частности, вопросы применения судами Конституции
Российской Федерации, имеющей высшую юридическую силу, обсуждались на
Пленуме Верховного суда РФ 20 декабря 1994 г.
Принятое Пленумом постановление - важный ориентир для судей в
применении Закона Российской Федерации от 16 июля 1993 г.
Судебная практика рассмотрения дел с участием коллегии присяжных
заседателей показала, кроме того, необходимость совершенствования
законодательства, регламентирующего судопроизводство в суде присяжных.
Это связано не только с противоречием некоторых положений Закона
от 16 июля 1993 г. Конституции Российской Федерации, принятой позже -
12 декабря 1993 г., но и необходимостью устранения пробелов
действующего законодательства, препятствующих осуществлению принципа
состязательности и равноправия сторон, а в некоторых случаях
затрудняющих принятие правильного решения по рассматриваемым делам.
Учитывая эти обстоятельства, Верховный суд Российской Федерации в
1995 году вошел с законодательной инициативой в Государственную Думу с
вопросом о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный
кодекс РСФСР, в том числе в главу десятую - ст. ст. 425, 432, 440, 449
и 465 УПК РСФСР.
Характер предлагаемых изменений и дополнений будет раскрыт в ходе
описания правоприменительной практики отдельных статей десятого
раздела УПК РСФСР.
Анализ правоприменительной практики закона о суде присяжных
свидетельствует о том, что ошибки при рассмотрении дел с участием
коллегии присяжных заседателей имели место по существу на всех стадиях
процесса, предусмотренных разделом десятым УПК РСФСР.

Добавлено (29.09.2011, 00:55)
---------------------------------------------
1. Ошибки, допускаемые в стадии окончания
предварительного следствия

Среди работников следственных органов, в том числе и
прокурорских, бытует мнение, что введение суда присяжных как формы
судопроизводства в систему правосудия "сузило доказательственную
базу", поставило перед следствием множество трудноразрешимых проблем.
Содержание Закона от 16 июля 1993 г. убеждает в ошибочности
такого мнения.
Так, из всего десятого раздела предварительному следствию
посвящено лишь пять статей (ст. ст. 421-425), регламентирующих
действия следователя после окончания расследования. В другие статьи
УПК, определяющие правила расследования дел с момента его возбуждения
до окончания, никаких изменений не вносилось.
Новая форма судопроизводства с ее четкими процессуальными
принципами состязательности, равенства прав сторон, допустимости
доказательств и др. явилась объективным фактором необходимости
строгого соблюдения органами предварительного следствия всех норм
Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующих в целом
расследование дела.
Согласно ст. 424 УПК РСФСР, при ознакомлении обвиняемого со всеми
материалами дела следователь обязан разъяснить ему не только право
ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных, но и
юридические последствия удовлетворения такого ходатайства, включая
особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговоры суда
присяжных.
При этом ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дел судом
присяжных либо его отказ от использования такого права, а также иную
позицию обвиняемого по данному поводу следователь обязан зафиксировать
в отдельном протоколе, который подписывается следователем и
обвиняемым.
Нарушение требований ст. 424 УПК РСФСР следует расценивать как
существенное, поскольку только в этой стадии обвиняемому
предоставляется право выбрать форму судопроизводства по его делу.
В дальнейшем, согласно ст. 423 УПК РСФСР, ходатайство обвиняемого
о рассмотрении его дела судом присяжных не принимается.
В связи с нарушением требований ст. 424 УПК РСФСР кассационная
палата Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор суда
присяжных Саратовского областного суда по кассационной жалобе
осужденного С. и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Добавлено (29.09.2011, 00:55)
---------------------------------------------
При рассмотрении дела в кассационном порядке было установлено,
что в нарушение ст. 424 УПК РСФСР следователь не разъяснил обвиняемому
последствия удовлетворения его ходатайства о рассмотрении дела судом с
участием присяжных заседателей и особенности обжалования и
рассмотрения жалоб на приговоры суда присяжных. Отдельный протокол по
этому вопросу следователем не составлялся.
Более того, до начала предварительного слушания дела в суд
поступило заявление обвиняемого, в котором он просил разъяснить ему
правовые последствия удовлетворения его ходатайства и возможность
обжалования вердикта присяжных заседателей. Однако это заявление С.
рассмотрено не было.
Следует иметь в виду, что судья, принявший дело к производству и
обнаруживший нарушение требований ст. 424 УПК РСФСР, должен принимать
решение о дальнейшем движении дела в зависимости от характера
допущенных нарушений.
Если следователем вообще не разъяснялось обвиняемому право
ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных, то дело
должно быть направлено для производства дополнительного расследования,
поскольку в соответствии со ст. 423 УПК РСФСР право ходатайствовать о
рассмотрении дела судом присяжных предоставлено обвиняемому лишь при
окончании предварительного следствия. В дальнейшем, в любой стадии, в
том числе в стадии подготовки и назначения дела и в последующих, такое
ходатайство не может быть принято.
Нарушение же следователем требований ст 424 УПК РСФСР о
необходимости разъяснения обвиняемому юридических последствий
удовлетворения ходатайства о рассмотрении его дела судом присяжных не
может служить основанием для принятия судьей по итогам
предварительного слушания решения о возвращении дела для производства
дополнительного расследования, поскольку такое нарушение закона может
быть устранено в ходе предварительного слушания.
Достаточно распространены в судебной практике случаи, когда
неисполнение органами следствия процессуальных норм закона при
расследовании дела, незамеченное либо оставленное без внимания судом,
рассматривающим его, влекло отмену приговора.
Обобщение практики рассмотрения дел показало, что приговоры
отменялись в связи с тем, что следователь разъяснял обвиняемому при
окончании следствия не только право ходатайствовать о рассмотрении его
дела судом присяжных (как это предусмотрено ст. 424 УПК), но и другие
права о выборе формы судопроизводства, в том числе о праве
рассмотрения дела судом в составе трех профессиональных судей, что
следователю не предписано разъяснять обвиняемому.
На первый взгляд, казалось бы, ничего особенного нет в том, что
следователь разъяснил обвиняемому права на все существующие формы
судопроизводства. Однако процессуальная процедура уголовного
судопроизводства, определяющая компетенцию правоприменителей, влечет
наступление определенных существенных последствий для обвиняемых
(подсудимых).
Так, согласно ст. 15 УПК РСФСР, только суд с согласия обвиняемого
решает вопрос о возможности рассмотрения дела в составе трех
профессиональных судей.
Рассматривая дело по кассационной жалобе осужденного,
кассационная палата отменила приговор областного суда и дело направила
на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением права обвиняемого.
При окончании предварительного следствия следователь в нарушение
ст. 424 УПК РСФСР разъяснил обвиняемому право на рассмотрение его
дела: 1) судом в составе трех профессиональных судей; 2) судом в
составе судьи и двух народных заседателей; 3) судом с участием
коллегии присяжных заседателей.
Выбирая из трех предложенных форм, рассчитывая, что имеет на это
право, обвиняемый изъявил желание, чтобы его дело рассматривалось в
составе трех профессиональных судей.

Добавлено (29.09.2011, 00:56)
---------------------------------------------
В подготовительной части судебного заседания, которое проводилось
в составе судьи и двух народных заседателей, обвиняемый вновь повторил
ходатайство. Суд вынес определение об оставлении его без
удовлетворения, сославшись на ст. 15 УПК РСФСР и разъяснив, что право
решать вопрос о возможности рассмотрения дела в составе трех
профессиональных судей принадлежит суду, а не обвиняемому.
Считая, что следователь ввел его в заблуждение при окончании
следствия относительно его прав, подсудимый заявил ходатайство о
рассмотрении его дела судом присяжных.
Однако суд, сославшись на ст. 423 УПК РСФСР, согласно которой
ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных принимается лишь при
окончании предварительного следствия, отклонил и это ходатайство и
рассмотрел дело в составе судьи и двух народных заседателей.
Таким образом, обвиняемый (подсудимый) был лишен следователем и
судом принадлежащих ему по закону прав.
Возникает вопрос, как должен был поступить в данной конкретной
ситуации суд? Рассмотрение в таком случае дела в составе трех
профессиональных судей, о чем ходатайствовал обвиняемый, было бы
правильным решением.
Первоначально при окончании расследования по правилам раздела
десятого УПК РСФСР допускалось достаточно большое количество ошибок в
связи с неверным толкованием ст. 425 УПК РСФСР, определяющей порядок
производства при участии в деле нескольких обвиняемых.
В отдельных случаях следователи при наличии ходатайства одного из
обвиняемых о рассмотрении его дела судом присяжных и возражении против
этого другого направляли дело в суд без вынесения какого-либо
постановления, считая, что вынесение такого документа не предусмотрено
ст. 425 УПК РСФСР.
Но такое мнение ошибочно.
В ст. 425 УПК РСФСР предусмотрено, что при наличии возражения
одного из обвиняемых против рассмотрения дела судом присяжных
следователь и прокурор обязаны решить вопрос о выделении дела, если
это не отразится на полноте, всесторонности и объективности его
исследования и разрешения. А любое разрешение такого рода вопросов
процессуального характера оформляется соответствующим постановлением.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что в случае
принятия решения о невозможности выделения дела должно быть вынесено
мотивированное постановление и разъяснен порядок его обжалования.
В иных случаях, при аналогичных ситуациях следователь либо
прокурор, утверждавший обвинительное заключение, выносили не
постановление о невозможности выделения дела в отдельное производство,
как это требовалось о закону, а постановление об оставлении
ходатайства обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных без
удовлетворения.

Добавлено (29.09.2011, 00:56)
---------------------------------------------
А в одном из таких постановлений Ивановской областной прокуратуры
было указано, что в связи с невозможностью выделения дела в отдельное
производство ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела судом
присяжных оставлено без удовлетворения, дело же подлежит рассмотрению
судом в составе судьи и двух народных заседателей, тогда как
определение формы судопроизводства по делу - исключительная
компетенция суда. Следственные же органы обязаны лишь решить вопрос о
выделении дела.

2. Ошибки, допускаемые в стадии
предварительного слушания

Предварительное слушание - важная стадия уголовного
судопроизводства, которая определяется особенностями выносимых по его
итогам решений, основанных на принципе состязательности и равенства
прав сторон.
Исходя из этого принципа и общих правил уголовного
судопроизводства, Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам
обеспечивать вручении копии обвинительного заключения обвиняемому за
трое суток до начала судебного разбирательства.
В связи с этим же Пленумом принято решение войти с
законодательной инициативой о необходимости внесения дополнения в ст.
425 УПК РСФСР, согласно которому прокурор, направляя дело для
рассмотрения в суд, одновременно обеспечивает вручение обвиняемому
копии обвинительного заключения (постановление Пленума Верховного Суда
РФ N 7 от 25 апреля 1995 г.).
Предварительное слушание регламентируется ст. ст. 429, 431-433
УПК РСФСР.
В данной стадии рассмотрения дела имели место ошибки и, как
свидетельствует изучение судебной практики, в основном они были
связаны со сложностью усвоения смысла закона, определяющего порядок
судопроизводства на предварительном слушании.
Так, дела (по которым из нескольких обвиняемых один
ходатайствовал о рассмотрении дела судом присяжных, а другие
возражали, и следователями выносились постановления о невозможности
выделения дел) суды назначали к рассмотрению не в порядке
предварительного слушания, а в порядке главы двадцатой УПК РСФСР, или,
как принято называть, "в обычном порядке", ссылаясь на ст. 425 УПК
РСФСР.
Эта статья регламентирует действия следователя и прокурора при
окончании предварительного следствия в вышеописанной ситуации.
Суд же должен руководствоваться ст. 431 УПК РСФСР, согласно
которой при наличии ходатайства обвиняемого при рассмотрении его дела
судом присяжных дело назначается к судебному разбирательству в порядке
предварительного слушания, которое производится по правилам ст. 432
УПК РСФСР. В этой стадии выясняется, поддерживает ли ходатайство о
рассмотрении дела судом присяжных обвиняемый, заявивший такое
ходатайство на предварительном следствии, осведомлен ли он о
юридических последствиях удовлетворения ходатайства, а также
выясняется, нет ли у других обвиняемых возражений, не изменилась ли их
позиция, и лишь после этого судьей принимается решение о порядке
рассмотрения дел.
В связи с нарушением требования указанной статьи закона был
отменен приговор Ростовского областного суда по делу Алмамедова и др.,
осужденных по ст. ст. 77, 218 и другим статьям УК РСФСР.
В определении кассационная палата указала, что, несмотря на
заявленное ходатайство одним из обвиняемых при окончании
предварительного следствия о рассмотрении дела судом присяжных, судья
назначила дела к судебному разбирательству не в порядке
предварительного слушания, как указано в ст. 431 УПК РСФСР, а в
порядке, предусмотренном главой двадцатой, и оно было рассмотрено в
составе судьи и двух народных заседателей. Это явилось поводом для
кассационного обжалования и основанием для отмены приговора с
направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения
судебного заседания.

Добавлено (29.09.2011, 00:57)
---------------------------------------------
Аналогичная ошибка была допущена по делу А. и Д., осужденных по
п. "и" ст. 102 и ч. 3 ст. 117 УК РСФСР Краснодарским краевым судом в
составе судьи и двух народных заседателей, в то время как ходатайство
Д., заявленное при окончании предварительного следствия о рассмотрении
дела судом присяжных, не рассматривалось.
Порядок определения на предварительном слушании формы
судопроизводства по делу, по которому обвиняется несколько лиц, одно
из которых ходатайствует о рассмотрении дела судом присяжных, а
остальные возражают, регламентируется ст. 432 УПК РСФСР. Вместе с тем
данный Закон был принят 16 июля 1993 г. и некоторые его положения
противоречат ст. ст. 15 и 20 принятой 12 декабря 1993 г. Конституции
Российской Федерации - Основному закону, имеющему высшую юридическую
силу и прямое действие.
С учетом этого Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 20
декабря 1994 г. разъяснил, что, если о рассмотрении дела судом
присяжных ходатайствует лицо, обвиняемое в особо тяжком преступлении
против жизни, за которое предусмотрено наказание в виде смертной
казни, такое дело в соответствии с положениями ч. 1 ст. 15 и ч. 2 ст.
20 Конституции Российской Федерации подлежит рассмотрению по правилам
раздела десятого Уголовно-процессуального кодекса независимо от
возражения против такого порядка рассмотрения других обвиняемых.
Во всех остальных случаях, когда по делу обвиняется несколько лиц
и кто-либо из обвиняемых на предварительном следствии заявил
возражение против рассмотрения дела с участием коллегии присяжных
заседателей, судья выясняет у этого обвиняемого, не изменилась ли его
позиция.
При подтверждении возражения и отсутствии оснований для
возвращения дела на доследование по мотивам необоснованности принятого
следователем и прокурором решения о невозможности выделения дела либо
невозможности выделения дела самим судьей судебное разбирательство в
случае, предусмотренном частью второй настоящего пункта, производится
в соответствии с уголовно-процессуальными нормами, регламентирующими
производство в суде присяжных, а в других случаях предварительное
слушание объявляется оконченным и в дальнейшем осуществляется
производство по делу по правилам, предусмотренным главой двадцатой УПК
РСФСР.
Если обвиняемый не подтвердил ранее заявленное возражение и
выразил согласие с рассмотрением дела судом присяжных, судебное
разбирательство производится в соответствии с уголовно-процессуальными
нормами, регламентирующими производство в суде присяжных.

Добавлено (29.09.2011, 00:57)
---------------------------------------------
Соответствующие изменения Пленумом предложено внести в УПК РСФСР
(постановление Пленума Верховного суда РФ от 25 апреля 1995 г.).
Следует иметь в виду, что поскольку в силу ст. 20 Конституции
Российской Федерации смертная казнь может быть назначена лишь за
совершение особо тяжкого преступления против жизни, порядок
судопроизводства по делам в отношении обвиняемых по ст. ст. 77, 77
(1), ч. 4 ст. 117 УК РСФСР и другим статьям УК (санкция которых
предусматривает смертную казнь, но по Конституции Российской Федерации
такая мера назначена быть не может) определяется согласно п. 3
постановления Пленума от 20 декабря 1994 г., где речь идет о "других
случаях".
Это же положение имеет важное значение и при определении
наказания осужденным в случае признания их заслуживающими
снисхождения.
При назначении наказания осужденным по ст. ст. 77, 77 (1), ч. 4
ст. 117 УК РСФСР и другим (за исключением статей Уголовного кодекса,
предусматривающих ответственность за особо тяжкие преступления против
жизни) председательствующий судья должен руководствоваться ч. 1 ст.
460 УПК РСФСР, а не ч. 2 этой статьи, как поступали некоторые судьи, в
связи с чем в кассационном порядке изменялись приговоры.
Возникает и другой вопрос.
Как определяется порядок судопроизводства по делам, по которым
обвиняемыми (подсудимыми) являются несовершеннолетние, привлеченные к
ответственности за совершение особо тяжких преступлений против жизни,
например по ст. 102 УК РСФСР?
В данной ситуации следует иметь в виду, что, согласно ч. 2 ст. 23
УК РСФСР, не могут быть приговорены к смертной казни лица, не
достигшие до совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, и,
таким образом, при определении порядка судопроизводства по таким делам
(когда по делу обвиняются несколько лиц и одни заявляют ходатайство о
рассмотрении дела судом присяжных, а другие возражают против этого)
необходимо также руководствоваться п. 3 постановления Пленума
Верховного Суда РФ, где указывается "о других случаях".
Соответственно при наличии признания несовершеннолетнего
заслуживающим снисхождения наказание должно определяться по правилам
ч. 1 ст. 460 УПК РСФСР с учетом ст. 24 УК РСФСР, определяющей
максимальный срок наказания в виде лишения свободы лицам, совершившим
преступления в несовершеннолетнем возрасте.
Предварительной слушание, согласно ст. 432 УПК РСФСР,
производится с обязательным участием прокурора, обвиняемого,
заявившего ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, его
защитника. В предварительном слушании вправе участвовать потерпевший,
который извещается судом о дне слушания дела.

Добавлено (29.09.2011, 00:58)
---------------------------------------------
Некоторым судам неясно было, вправе ли судья в стадии
предварительного слушания назначать по делу экспертизу? Первоначально
судами по-разному решался данный вопрос. Так, судья Московского
областного суда, обсудив ходатайство, назначила
судебно-психиатрическую экспертизу по делу по обвинению Барканова.
Судья того же суда, обсудив аналогичное ходатайство по делу Алесина,
вынесла постановление о направлении дела для дополнительного
расследования, сославшись на то, что проведение экспертизы на
предварительном слушании запрещено законом. Как утверждалось в
постановлении, при назначении экспертизы необходимо "обсудить
кандидатуры экспертов, возможные отводы, предоставить сторонам право
поставить перед экспертами вопросы и участвовать в их обсуждении",
что, по мнению судьи, возможно выполнить только в стадии судебного
разбирательства, поскольку решение этих вопросов в стадии
предварительного слушания повлечет за собой нарушение права
обвиняемого на защиту и нарушение прав других участников процесса.
Назначение стационарной судебно-психиатрической экспертизы, как
указано в постановлении, вызывалось необходимостью исследования
экспертами первичных медицинских документов, а не акта
судебно-психиатрического освидетельствования Алесина, в котором
имелись ссылки на выписки из истории болезни.
Рассмотрев дело по частному протесту прокурора, кассационная
палата отменила данное постановление, сославшись на ст. ст. 429 и 433
УПК РСФСР.
Согласно ч. 4 ст. 433 УПК РСФСР, судья может вынести
постановление о направлении дела для производства дополнительного
расследования в стадии предварительного слушания лишь в тех случаях,
когда установит, что обвинительное заключение составлено с нарушением
требований Уголовно-процессуального кодекса или что по делу допущены
другие существенные нарушения требований уголовно-процессуального
закона, а также когда о возвращении дела для производства
дополнительного расследования ходатайствует государственный обвинитель
либо другая сторона.
Как следовало из протокола судебного заседания, ходатайств о
направлении дела для дополнительного расследования никто из участников
процесса не заявлял. Защитником обвиняемого Алесина было заявлено лишь
ходатайство о назначении по делу стационарной судебно-психиатрической
экспертизы.
Таким образом, постановление судьи о направлении дела для
дополнительного расследования вынесено в нарушение требований ч. 4 ст.
433 УПК РСФСР.

Добавлено (29.09.2011, 01:00)
---------------------------------------------
Кроме того, утверждение в определении о запрещении законом
назначать экспертизы в стадии предварительного слушания и о
невозможности на этой стадии обсудить кандидатуры экспертов, отводы,
предоставить право сторонам поставить перед экспертами вопросы и
участвовать в их обсуждении, поскольку это повлечет за собой нарушение
права обвиняемого на защиту и нарушение прав других участников
процесса, следует признать несостоятельным по следующим основаниям.
Согласно ст. 429 УПК РСФСР, предварительное слушание (в отличие
от ст. 221 УПК РСФСР, регламентирующей полномочия судьи по
поступившему делу в суд для рассмотрения в порядке главы двадцатой УПК
РСФСР), как и судебное разбирательство в суде присяжных, основывается
на принципе состязательности. При этом обеспечивается равенство прав
сторон.
При наличии такой регламентации законом прав участников процесса
в стадии предварительного слушания кассационная палата не согласилась
с выводом в постановлении судьи о неизбежности нарушения их прав в
случае решения вопроса о назначении экспертизы в этой стадии.
В постановлении, как и в материалах дела, не имелось данных,
свидетельствующих о необходимости производства каких-либо следственных
действий для решения вопроса о назначении стационарной
судебно-психиатрической экспертизы по делу.
Обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ в п. 10
постановления от 20 декабря 1994 г. дал судам разъяснения относительно
полномочий судьи по принятию решений на предварительном слушании,
согласно которому по ходатайствам, заявленным в предварительном
слушании государственным обвинителем, потерпевшим, обвиняемым и его
защитником, судья после выяснения мнения сторон может принять решение
о вызове в судебное заседание новых свидетелей, экспертов и
специалистов, об истребовании и приобщении к делу вещественных
доказательств и документов, об изменении обвиняемому меры пресечения,
о гражданском иске и мерах его обеспечения, а также о производстве
экспертизы, если обстоятельства, имеющие значения для дачи заключения,
не требуют дополнительного выяснения и если при этом не нарушаются
права обвиняемого и других участников процесса, установленные
уголовно-процессуальным законом.

Председатель кассационной палаты
Верховного Суда РФ А.П.Шурыгин


cool Консультации по вопросам суда присяжных, обжалование приговора с участием присяжных по телефонам : +7(919)5251513, +7(987)4129472, +7(911)1211913.


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
№ikaДата: Четверг, 29.09.2011, 01:14 | Сообщение # 3
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 64
Репутация: 3
Статус: Offline
B) Особенности защиты в суде с участием присяжных заседателей

Особенности деятельности защитника в суде с участием присяжных заседателей обусловлены спецификой решаемых судом задач на каждом из этапов судебного разбирательства.

Специфика подготовительной части этой формы судопроизводства заключается в проведении её в два этапа, в отсутствие кандидатов в присяжные заседатели и с их участием.

На первом этапе решаются процедурные вопросы, не относящиеся к компетенции присяжных заседателей, в том числе и о возможности разбирательства по уголовному делу судом с их участием.

При этом, сохраняются все права защитника о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании письменных и вещественных доказательств, об исключении доказательств, полученных с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также заявлению различного рода ходатайств, в том числе и об отводах.

На этом этапе защитнику необходимо концентрировать деятельность на инициирование принятия мер по созданию условий для беспристрастного вынесения вердикта присяжными заседателями. В числе таких мер является постановка вопроса об изменении меры пресечения подсудимому, находящемуся под стражей, на более мягкую.

Заключение под стражу предопределяет особые условия нахождения подсудимого в зале судебного заседания, такие как привод его в сопровождении конвоя и нахождение в зале судебного заседания изолировано от всех присутствующих.

Подобные условия нахождения подсудимого не могут остаться незамеченными присяжными заседателями и могут создать предубеждение о заведомой виновности подсудимого в совершении преступления, породить отношение к нему как к лицу, опасному для всех присутствующих, как к преступнику, хотя его вина еще не доказана. Это, безусловно, искажает суждения присяжных заседателей и создает опасность вынесения несправедливого и необоснованного вердикта.

Добавлено (29.09.2011, 01:03)
---------------------------------------------
Кроме того, на воззрения присяжных заседателей оказывают влияние различные внешние факторы, в частности, услышанные негативные характеристики подсудимого, внешний вид подсудимого, манера поведения, его речевые особенности и даже стиль в одежде, поскольку вердикт выносят люди, не искушенные в тонкостях юридических вопросов, оценивающие обстоятельства уголовного дела на основании услышанного и увиденного в судебном заседании. Следовательно, всем приведенным факторам защитник должен уделить своеобразное внимание.

Вместе с тем, необходимо заметить, что каждый раз избавить присяжных заседателей от возможного предубеждения, обусловленного содержанием подсудимого под стражей невозможно, поскольку в суде присяжных рассматриваются уголовные дела по обвинению лиц в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, а следовательно, велика возможность применения указанной меры пресечения. Однако следует стремиться к сокращению количества подсудимых, находящихся под стражей в момент рассмотрения уголовного дела судом присяжных, заключая под стражу только тех, в отношении кого имеются предусмотренные законом основания, а не учитывать только тяжесть совершенного деяния. В случае отказа в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения подсудимому, по истечению некоторого времени необходимо заявить ходатайство вновь, чтобы подзащитный мог предстать перед коллегией присяжных заседателей без наручников, вооруженной охраны и не будучи помещенным в «клетку».

На это ориентирует и практика Европейского Суда по правам человека, который оценивает как недостаточное однократное рассмотрение судом вопроса о законности и обоснованности содержания лица под стражей для гарантирования его прав, предусмотренных ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и указывает, что лицо, содержащееся под стражей, должно иметь возможность возбуждать через разумные интервалы времени разбирательство для оспаривания своего содержания под стражей.

На втором этапе подготовительной части судебного заседания происходит отбор кандидатов, формирование коллегии присяжных заседателей и приведение их к присяге.

По замыслу законодателя, процедура формирования призвана способствовать созданию коллегии присяжных заседателей из числа беспристрастных граждан, способных разрешать дело по своему внутреннему убеждению и совести.

После вручения сторонам списков кандидатов в присяжные заседатели судья должен разъяснить им не только права, предусмотренные частью 5 статьи 327 УПК РФ, но и юридические последствия неиспользования таких прав. В частности, председательствующий судья должен разъяснить сторонам права, предусмотренные частью 1 статьи 64 УПК РФ, а также юридические последствия неиспользования ими таких прав, предусмотренные частью 2 этой статьи: 1) право заявить мотивированный отвод кандидату в присяжные заседатели по основаниям, предусмотренным для отвода судьи (статьи 61 - 64 УПК РФ); 2) право подсудимого или его защитника, государственного обвинителя на немотивированный отвод присяжного заседателя, который может быть заявлен каждым из участников дважды (части 14 - 16 статьи 328 УПК РФ); 3) иные права, предусмотренные главой 42 УПК РФ, в частности, право на возможность задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела (часть 8 статьи 328 УПК РФ); 4) право делать заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава (статья 330 УПК РФ); 5) право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, внести предложения о постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями (статья 338 УПК РФ); 6) право заявлять возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности (часть 6 статьи 340 УПК РФ); 7) право выступать в прениях при окончании судебного следствия и при обсуждении последствий вердикта (статья 347 УПК РФ) и др.

Добавлено (29.09.2011, 01:04)
---------------------------------------------
Таким образом, роль защитника при формировании коллегии присяжных заседателей выражается в его влиянии на состав присяжных заседателей, чтобы в процессе рассмотрения уголовного дела по существу не столкнуться с необъективностью, предвзятостью и недоброжелательностью присяжных заседателей по отношению к подсудимому. Для избежания предвзятости при решении вопроса о виновности подсудимого, защитник должен заявить отводы кандидатам в присяжные заседатели, являющимся сотрудниками правоохранительных органов, а также выявить и отвести кандидатов, являющихся наиболее лояльными к правоохранительным органам.

Кроме того, незаявление отвода кандидату в присяжные заседатели лишает далее сторону зашиты возможности ссылаться на проявленную предубежденность одного из присяжных заседателей.

Примером такого рода ошибок является приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении Галахова и Шилова:

«Галахов и Шилов признаны виновными в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

В кассационной жалобе осужденный Галахов просил об отмене приговора суда присяжных в связи с тем, что старшина присяжных ранее работал оперуполномоченным и данный факт повлиял на решение коллегии присяжных заседателей.

Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения, а кассационную жалобу Галахова без удовлетворения.

Сведения о личности присяжного заседателя К., на которые в жалобе ссылается осужденный Галахов, были известны участникам процесса при отборе присяжных заседателей.

До формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий разъяснил подсудимым их процессуальные права, в том числе право на мотивированный и немотивированный отвод присяжного заседателя.

При осуществлении этого права подсудимые не заявили отвода К. Замечаний по образованию и составу коллегии присяжных заседателей у участников процесса не имелось. Заявлений о тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Галахов не сомневался в объективности образованной коллегии присяжных заседателей» (см. обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2003 года / Определение № 7кпо03-24сп по делу Галахова / Бюллетень Верховного Суда РФ № 7. 2004 г.).

Заявляя мотивированный отвод, защитник должен уделить особое внимание собственно мотиву, формулируя его конкретно и четко, чтобы убедить председательствующего в его обоснованности и необходимости удовлетворения.

Отвод кандидату в присяжные заседатели, заявленный на том основании, что кандидат своей мимикой и жестами выразил свое отношение к вопросу о виновности подсудимых оставлен без удовлетворения, поскольку адвокат не смог пояснить, какая мимика и какие жесты его насторожили.

Вместе с тем, отсутствие четких требований к списку кандидатов в присяжные заседатели, приводит к упрощению содержания списка и негативно сказывается на степени информированности защитника об этих лицах. Скупая первоначальная информация о личности, не позволяет защитнику и его подзащитному должным образом подготовиться к устному опросу, а также принять предварительное решение в отношении каждого кандидата в присяжные заседатели.

Тем более, что у защитника отсутствуют иные законные способы получения информации о кандидатах в присяжные заседатели, тогда как у государственного обвинителя, в силу присущих ему государственно-властных полномочий, такие возможности имеются. То есть, имея равные со стороной обвинения процессуальные права при формирования коллегии присяжных заседателей, защитник не имеет равных возможностей для их реализации.

Кроме того, несовершенство процедуры формирования коллегии присяжных заседателей проявляется и в том, что у защитника и его подзащитного отсутствует временная возможность детальной и последовательной подготовки к проведению опроса кандидатов в присяжные заседатели, а также для обдумывания и подготовки мотивированных (и немотивированных) отводов. Из материалов изученных уголовных дел следует, что для столь серьезных действий защитнику предоставляется незначительный отрезок времени, исчисляемый минутами.
.

Добавлено (29.09.2011, 01:04)
---------------------------------------------
При этом от защитника требуется наличия специальных знаний в области психологии и социологии, поскольку в процессе сложного отбора присяжных заседателей, он вынужден принимать решения об отводе кандидатов в присяжные заседатели самостоятельно, без рекомендаций специалистов, что чревато принятием ошибочных решений.

Как следствие, довольно часто кандидаты в присяжные заседатели предоставляют о себе информацию, не соответствующую действительности, что впоследствии является основанием для отмены приговора.

Это в очередной раз подтверждает необходимость дополнительной подготовки адвокатов посредством организации соответствующих курсов.

Здесь необходимо отметить, что в американском процессе процедуре отбора кандидатов придается огромное значение. В США, чтобы подобрать нужных кандидатов в присяжные в процессе формирования состава жюри присяжных, юристам оказывают помощь консультанты-специалисты, использующие при этом выработанные научные теории и методы отбора присяжных.

На судебном следствии принцип состязательности приобретает особое значение, поскольку исследование и оценка доказательств коллегией присяжных заседателей осуществляется в процессе состязания сторон защиты и обвинения. Участие защитника на судебном следствии также складывается из двух этапов, каждый из которых имеет свой предмет доказывания и область дозволенных для использования доказательств.

Первый этап судебного следствия проводится с участием присяжных заседателей, а второй, после вынесения вердикта, без их участия. При этом необходимо учитывать, что если на первом этапе возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей, что призвано оградить присяжных заседателей от возможного влияния этого доказательства на существо принимаемых ими впоследствии решений о виновности подсудимого.

На первом этапе судебного следствия предмет доказывания образуют следующие обстоятельства: место, время, способ совершения преступления, совершение данного деяния подсудимым, мотивы совершения преступления, характер и размер ущерба, причиненного деянием, а также любые иные обстоятельства, позволяющие присяжным ответить на поставленные перед ними вопросы, отнесенные к их исключительной компетенции, которые исчерпывающе сформулированы законодателем (См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, ст. 334).

Судебное следствие начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника, чтобы с самого начала присяжные заседатели имели представление, как о версии обвинения, так и о версии защиты. Заявление защитника состоит из двух частей: изложения согласованной с подсудимым позиции по предъявленному обвинению и предложения о порядке исследования доказательств.

Как видим, в отличие от обычной формы судопроизводства, в суде с участием присяжных заседателей защитник обязан высказать позицию по предъявленному обвинению.

Добавлено (29.09.2011, 01:05)
---------------------------------------------
Соблюдение процедуры исследования доказательств возложено на председательствующего судью. Он должен устранять из исследования доказательства, хотя и относящиеся к делу, но выходящие за пределы полномочий присяжных заседателей.

Данное требование не было выполнено Липецким областным судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Осьмухина, оправданного на основании вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления:

«Осьмухин органами предварительного следствия обвинялся в том, что из неприязни, желая убить Дашкова, выстрелил в него из охотничьего ружья, но промахнулся и попал в Малютина.

Как видно из протокола судебного заседания, адвокаты Осьмухина при допросах свидетелей в присутствии присяжных заседателей выясняли законность проведения следственных действий, в результате которых собраны доказательства по делу.

В частности, свидетелю Фомичеву адвокаты задали более 30 вопросов подобного содержания, а председательствующий сделал замечание о недопустимости таких действий один раз, при этом присяжным заседателям не разъяснил, что данные высказывания адвокатов не должны ими учитываться при вынесении вердикта.

После оглашения в судебном заседании показаний свидетеля Дашкова, полученных в ходе предварительного расследования, адвокат поставил под сомнение их допустимость, заявив присяжным заседателям, что все подписи свидетеля в протоколе допроса отличаются друг от друга.

Председательствующий в данном случае не сделал замечание адвокату о недопустимости обсуждения этого вопроса в присутствии присяжных, не разъяснил, что они не должны придавать значения этим заявлениям адвоката.

В прениях адвокат высказал сомнение, являются ли допустимыми доказательствами показания свидетелей Левиной и Заноз, поскольку в судебном заседании они показания изменили, а показания свидетеля Плюхина на предварительном следствии, по его мнению, получены в результате незаконных методов ведения следствия.

Однако председательствующий не прервал выступление адвоката, не разъяснил присяжным заседателям положения закона о том, что данные обстоятельства при вынесении вердикта не должны учитываться.

Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, повлекли отмену приговора» (См. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по делам, рассмотренным судами с участием присяжных заседателей в 2004 году / Бюллетень Верховного Суда РФ № 8. 2005 г.).

Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение у присяжных в отношении подсудимого, поскольку в задачу присяжных заседателей входит лишь исследование доказанности виновности подсудимого в совершении конкретного преступления, а для решения этого вопроса перечисленные данные значения не имеют. Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется (См. п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 22 ноября 2005 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»).

Добавлено (29.09.2011, 01:05)
---------------------------------------------
Коллегия присяжных заседателей, как верно отмечал А.Ф. Кони, «представляют собой особый, восприимчивый организм». Такой организм не способен отвлекаться от индивидуальной ситуации, от конкретного человека, «усматривать в нем что-то типическое и оперировать деяниями, квалифицирующими признаками, а судьбу человека предопределять исчисленным сроком лишения свободы».

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей определяются статьей 335 УПК РФ. В присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию процессуальные решения - постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а также не подлежат обсуждению и разрешению вопросы и ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, такие, как принудительный привод потерпевших, свидетелей, отводы участникам процесса, вопросы, касающиеся меры пресечения, и другие вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса.

Полученные в процессе судебного следствия результаты, в последующем используются защитником в ходе проведения судебных прений.

Особенность прений в суде с участием присяжных заседателей заключается в разделении их на два этапа с учетом разделения компетенции присяжных заседателей и профессионального судьи при рассмотрении уголовного дела.

На первом этапе прения ориентированы лишь на вопросы, входящие в компетенцию присяжных заседателей, т. е. на доказанность деяния, вмененного подсудимому, доказанность совершения этого деяния подсудимым и его виновности в этом. На случай признания подсудимого виновным стороны в прениях на этом этапе рассматривают также вопрос о возможности признания подсудимого заслуживающим снисхождения.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, представляет собой самостоятельный этап судебного разбирательства, который одновременно является специфической особенностью производства в суде с участием присяжных заседателей, отличающей его от традиционной формы судопроизводства. Не менее точно определял значение указанного этапа В.К. Случевский, называя его «решительным моментом процесса».

«Как показывают результаты кассационной практики, в 2003 году, как и в предыдущем году, основной причиной отмены приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей, явилось неправильное формулирование вопросного листа председательствующим судьей …».

Особое значение данного этапа проявляется в том, что он является средством подготовки присяжных заседателей к выполнению возложенной на них функции, выражающейся в формулировании ответа на один из главных вопросов о виновности или невиновности подсудимого, поскольку подготовленные председательствующим судьей вопросы «задают рамки совещанию присяжных заседателей и установлению ими обстоятельств дела».

Стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов. При этом следует иметь в виду, что председательствующий судья не вправе отказать сторонам в предоставлении им времени для ознакомления с поставленными им вопросами, подготовки замечаний и внесения предложений о постановке новых вопросов. Это требование вытекает из содержания части 3 статьи 15 УПК РФ, возлагающей на суд обязанность по созданию сторонам необходимых условий для осуществления предоставленных им прав.

Судья не вправе отказать подсудимому и его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление. Нарушение этих требований закона влечет за собой отмену обвинительного приговора.

Частным примером такого рода ошибки является приговор суда присяжных Саратовского областного суда в отношении Асеева:

Добавлено (29.09.2011, 01:06)
---------------------------------------------
«Судом присяжных Саратовского областного суда 29 апреля 2004 г. Асеев осужден по ст. 317, ч. 1 ст. 318, ч. 1 ст. 222 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку, по его мнению, председательствующий судья в нарушение требований ст. 338 УПК РФ отказал защите в постановке вопроса о наличии фактического обстоятельства, исключающего ответственность подсудимого либо влекущего за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 июля 2004 г. приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Как следует из протокола судебного заседания, защитник при обсуждении сформулированных председательствующим вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, предложил поставить альтернативный вопрос о наличии фактического обстоятельства, исключающего ответственность подсудимого за содеянное или влекущего за собой его ответственность за менее тяжкое преступление: "Доказано ли, что Асеев произвел два выстрела в левый рукав форменной одежды сотрудника милиции Шапкарина, в результате чего была повреждена его форменная одежда?» (См. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июля 2004 г. № 32-04-37СП / Бюллетень Верховного Суда РФ № 8. 2005 г.).

Недопустима постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями с использованием таких юридических терминов, как убийство, убийство с особой жестокостью, убийство из хулиганских или корыстных побуждений, убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой и т.п.

Не менее важным моментом, чем формирование вопросного листа, является произнесение председательствующим судьей напутственного слова, которое происходит до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату (ст. 340 УПК РФ). Напутственное слово председательствующего судьи - это разновидность судебной речи, произносимая перед коллегией присяжных заседателей, завершающая процесс восприятия ими доказательств, аргументов, подтверждающих позиции сторон, которая в необходимой степени осведомляет присяжных заседателей о правовых сторонах рассматриваемого дела, порядке постановления ими вердикта и его юридическом значении.

В напутственном слове председательствующий сообщает содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый и напоминает об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них.

Добавлено (29.09.2011, 01:06)
---------------------------------------------
Частным примером такого рода ошибки является приговор суда присяжных Московского областного суда в отношении Радюка и Холманова:

«Судом присяжных Московского областного суда 16 февраля 2004 г. осуждены Радюк и Холманов.

В кассационных жалобах осужденные и их адвокаты просили приговор суда отменить, поскольку напутственное слово произнесено председательствующим с нарушением требований ст. 340 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 июня 2004 г. приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В кассационных жалобах обоснованно указано и на нарушение председательствующим судьей требований ст. 340 УПК РФ, так как вопреки данному Закону при произнесении напутственного слова перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта судья не напомнил им об исследованных в суде доказательствах в том их понимании и значении по делу, которые даны, в частности, в ст.ст. 74, 76, 78, 79, 80 УПК РФ.

Вместо этого председательствующий судья в напутственном слове ограничился лишь перечислением рассмотренных в суде доказательств» (См. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 июня 2004 г. № 4-004-74сп/ Бюллетень Верховного Суда РФ № 5. 2005 г.).

Учитывая, что стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности, содержание напутственного слова должно быть подробно изложено в протоколе судебного заседания.

Под нарушением председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова следует понимать, в частности, напоминание присяжным заседателям только уличающих или только оправдывающих подсудимого доказательств, исследованных в суде, их оценку, выражение в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и т. п.

Возражения сторон заявляются в присутствии присяжных заседателей. В их же присутствии председательствующий излагает свое решение по заявленным сторонами возражениям. При отсутствии возражений сторон об этом делается отметка в протоколе судебного заседания.

Второй этап судебного следствия в суде присяжных характеризуется тем, что именно здесь без участия коллегии присяжных заседателей происходит обсуждение последствий вердикта. В зависимости от того, последствия какого вердикта обсуждаются на данном этапе (обвинительного или оправдательного), зависит и круг вопросов, в обсуждении которых принимают участие сторона защиты и сторона обвинения. Так, согласно уголовно-процессуальным нормам, при вынесении коллегий присяжных заседателей оправдательного вердикта исследованию и обсуждению подлежит лишь вопросы, связанные с разрешением гражданского иска, с распределением судебных издержек и с судьбой вещественных доказательств.

При обвинительном вердикте председательствующий судья должен обеспечить сторонам возможность исследовать доказательства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, высказаться о содержании состава преступления в деянии, признанном доказанным присяжными заседателями, о квалификации преступления, о признании в действиях подсудимого рецидива преступлений и по другим вопросам, разрешаемым судом при постановлении обвинительного приговора.

В прениях стороны могут затрагивать любые вопросы права, подлежащие разрешению при постановлении приговора. При этом сторонам запрещается подвергать сомнению правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Таким образом, специфика деятельности защитника в судебном следствии содержащаяся в особенностях формулы предмета доказывания и пределов судебного следствия на каждом из названных этапов, а также в особенностях процедуры судебного следствия, обусловлена тем, что вопросы факта решают присяжные заседатели самостоятельно, а вопросы юридической квалификации на основании фактов, установленных присяжными заседателями, решаются судьей, председательствующим по делу

Добавлено (29.09.2011, 01:14)
---------------------------------------------
cool cool cool См. ссылку на Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 22 ноября 2005 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»--- http://www.rg.ru/2005/12/02/sud-dok.html

 
lawyerДата: Суббота, 10.03.2012, 19:36 | Сообщение # 4
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool Консультации по вопросам суда присяжных, обжалование приговора с участием присяжных по телефонам : +7(919)5251513, +7(987)4129472, +7(911)1211913 +7(922)0014890

Добавлено (09.12.2011, 03:38)
---------------------------------------------
cool Ваше дело неподсудно суду присяжных? Вы хотите, чтобы его рассматривал суд присяжных? Дело за малым- сделать так, чтобы в материалах уголовного дела оказались сведения, составляющие государственную тайну. ЭТО РЕАЛЬНО.

Добавлено (13.01.2012, 21:11)
---------------------------------------------
cool про присяжных см. по ссылке: http://pravo-zakon.jimdo.com

Добавлено (10.03.2012, 19:36)
---------------------------------------------
cool Получить консультацию можно по эл.почте law-right@ya.ru


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
DrugONДата: Понедельник, 19.03.2012, 21:46 | Сообщение # 5
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Помогите, пожалуйста, понять одну вещь.
Я не знаю о том, было ли разъяснено обвиняемому о возможности рассмотрения его УД судом присяжных. Точнее я более чем уверен, что скорее всего нет. Но его долго пытали на протяжении следствия и уже после этого, будучи в ужасном психическом состоянии, он подписывал любые бумаги следователя. Думаю, что и ознакомление о порядке рассмотрения судом присяжных, особенностях обжалования приговора, следователь тоже "заимел".
Сейчас идет суд, точнее на завтра уже назначены прения сторон. Было ясно сразу, что приговор будет обвинительным, судья ведет себяя на процессе крайне предвзято, заявления о фактах пыток и избиений подсудимого на этапе следствия всячески игнорирует, отвечая: "Фамилии мне назови!", на что подсудимый отвечает лишь: "Но откуда я знаю, они же мне документы не показывали", на что следует ответ: "На нет и суда нет!"
Также игнорирует заявления свидетелей о том, что у пострадавшего (он детдомовец, после совершеннолетия получил отдельную квартиру) давно запугивали и угрожали убийством, если он не перепишет свою квартиру на других лиц, кому он якобы должен большую сумму денег. Уже после убийства у убитого вдруг появилась законная супруга, о которой ранее никто не слышал, которая в настоящее время как раз переоформляет квартиру на себя. Налицо мотив, у подсудимого же нет никаких мотивов - они даже не были знакомы. Судья лишь только морщится от таких заявлений, давая понять, что не собирается "лезть в дебри" при наличии уже вполне "осязаемого" обвиняемого, против которого собрана доказательная база. Которой, по сути, нет. Подсудимый и пострадавший подрались незадолго до убийства, именно этот мотив и фигурирует в деле. Следствие доказывает, что после драки подсудимый вывез пострадавшего в лес на своем автомобиле и там убил. Но нет ни орудия преступления, даже автомобиль, в котором он якобы вез истекающего кровью пострадавшего следствие проигнорировало как вещдок, на суде следователь не смог ответить на вопрос адвоката: "Почему вы не осмотрели и не приобщили к делу единственное фактически имеющееся вещ.док-во?". Судья прямо говорит: "Ну и что, мне это неинтересно".
Считаю подобное поведение судьи крайне непрофессиональным и предвзятым. Он даже отказывается принимать во внимание показания свидетелей защиты, мотивируя это так: "Вы сейчас кучу свидетелей приведете, которые мне тут будут сказки рассказывать, что мне, всем им верить?!"
Ближе к делу. Я так понимаю, что на днях судья вынесет обвинительный приговор. Правильно ли я понимаю - заседание с участием присяжных возможно только первое, то есть дальнейшие кассации уже рассматриваются в каком-то особом порядке и повторный суд с участием присяжных уже невозможен?
Я не юрист, я близкий человек для подсудимого и я вижу, что совсем молодому парню хотят сломать жизнь, закрывая глаза на существование организованной преступной группировки, промышляющей отъемом квартир у детдомовцев (случай в городе не единичный). Помогите советом - как быть? Жалоб уже написал и полпреду Президента по УрФО, губернатору ХМАО. Приходят ответы - "По поводу Вашего обращение направлено указание на прокуратуру разобраться и взять дело на контроль".
Но какой может быть контроль, если уже завтра прения, а послезавтра судья зачитает уже наверняка подготовленный обвинительный вердикт? Никакого вмешательства и контроля не видно и не слышно.
Я буду крайне благодарен любым советам и помощи.
Всех благ!
 
lawyerДата: Понедельник, 19.03.2012, 23:46 | Сообщение # 6
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool Здравствуйте. Я понял Вашу ситуацию. Она не единична, к сожалению. Действительно, вердикт присяжных не обжалуется. Если они его признают виновным, то на 100% (почти) будет обвинительный приговор. Судья, правда, может не согласиться с обвинительным вердиктом...но не Вашем случае. Нужно сейчас искать причины, по которым возможен роспуск присяжных или возврата дела для устранения недостатков.Приговор с участием присяжных практически невозможно обжаловать, только на нарушение законности пр и рассмотрении дела и на тяжесть назначенного наказания. Рекомендую срочно подать жалобу в Евросуд. Подате также жалобу на действия судьи на имя Председателя Верховного суда РФ, и Президента РФ (т.к. Президент назначает судей), а также в СК при прокуратуре РФ. Можно записать видеообращение к Президенту и опубликовать его на ЮТУБе. По поводу квартиры, подайте заявление тоже на имя Президента и в СКП, желательно тоже видеобращение записать и опубликовать его на ЮТУб. Если надумаете подавать жалобу в Евросуд, то обращайтесь.

Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
DrugONДата: Вторник, 20.03.2012, 09:48 | Сообщение # 7
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Нет, сейчас дело рассматривается не присяжными. Я так полагаю, что было бы лучше, если бы рассматривали присяжные.Потому что процесс ведется просто ужасно.ю
 
lawyerДата: Вторник, 20.03.2012, 16:25 | Сообщение # 8
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool ну, не всегда есть хорошо, когда дело рассматривают присяжные. А в отношении судьи надо было заявить отвод его от участия в деле. Для этого надо подать жалобу на предвзятость судьи в квалификац.коллегию судей и на имя Председателя ВС РФ,а потом заявить отвод, мол, я подал на судью жалобы, и теперь он будет предвзят. По одному из наших дел в том году удалось сначала отстранить судью от веления дела, по ом- добиться ее увольнения.Я все таки, рекомендую Вашему другу подать жалобу в Евросуд. Сейчас их быстро рассматривают.

Добавлено (20.03.2012, 16:25)
---------------------------------------------
cool и вообще, я бы подал заявление в скп по поводу отъема квартир и вписал бы туда судью, расследующего дело -как соучастника.


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
DrugONДата: Вторник, 20.03.2012, 19:01 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
СК (уже без Пэ) как раз и занималось расследованием этого дела. Я сам общался со следователями - молодые пацаны лет по 27+/-, ни о каком профессионализме и речи не идет. Когда я сказал ему, что знаю как он написал явку, если он этого не делал. на что следователь заявил: "Даю слово офицера - я его пальцем не трогал!". Тогда я попросил: "Дайте слово офицера, что кроме вас его никто пальцем не трогал. Хотя ваше слово офицера - пустое место, потому что я знаю кто именно и как выбивал из него эту явку". Молчит. Так что им не выгодно сейчас признать свои ошибки и согласиться с тем, что по сути выбили показания из невиновного.
Дело происходит в Нижневартовске, сам осужденный (сегодня уже вынесли приговор - 8 лет колонии строгого режима) из городка рядом. Когда искали помощи везде, где только могли, даже местны менты сразу сказали, что "в Нижневартовске эскапэшники ужас что творят с людьми, там уже столько невиновных на себя вину взяло, что ужас просто, за свои погоны стыдно из-за таких зверей". Причем это сказал следователь, который вел другое дело этого же человека. Тут всё на руку - судим, из неблагополучной семьи, "спокойным" в общем не характеризуется, на него напала местная шайка с желанием отнять машину. Избили, причем избивали жестоко и явно с целью убить, по счастливой случайности спугнул свидетель. После он находит одного из них и избивает его в присутствии своего друга. Теперь этот друг - главный свидетель обвинения при том, что сидел в машине пьяный и на суде даже не смог четко сказать, где происходила драка. Потом осужденный заставил пострадавшего раздеться, забрал его одежду и уехал, оставив в нескольких км от города, одежду уже в городе выбросил в мусорный контейнер. А больше чем через полгода его нашли убитым совсем в другом месте (тоже за городом в лесу), причем он не замерз, а был убит ножом.
Причем нашлись свидетели, которые с ним общались спустя две-три недели после той драки. О них заявили на суде, но адвокат сказал, что не смог найти этого человека, так как по адресу прописки он не живет. Судья сказал: "Вам надо, вы и ищите. Не найдете - ваши проблемы". Дал два дня. Начали искать самостоятельно, опрашивали всех возможных знакомых убитого. Город небольшой, поэтому трудностей в этом плане нет. Оказалось, что его видели и общались с ним даже несколько человек, нашелся даже его друг, у которого убитый жил несколько дней. Вопрос - почему жил у кого-то? Явно скрывался, ведь у него своя квартира есть. Когда они приехали в суд, один при даче показаний перепутал год - вместо 2011 сказал 2010, на что судья тут же живо среагировал и сказал, что речь вообще о другом годе. Свидеель исправился, пояснив, что ошибся, так как только что сменился год и он просто еще по привычке прошлый год назвал 2010-м. Судья же сказал, что все это выдумки. В протоколе заседания вписали 2010 год. При оглашении приговора он акцентировал, что свидетели якобы подкупленные и предвзятые. Хотя в чем предвзятость - хоть убей - не понимаю. Люди сами вызвались явиться в суд, какая тут предвзятость, осужденных их даже не знает.

Также интересно, что сначала в деле фигурировал факт, что один знакомый убитого принес в СК куртку убитого и заявил, что уверен, что его убил именно А (осужденный), а куртку он якобы нашел возле какого-то гаража. Очень странно, что этот факт из дела пропал, следователь решил исключить все "лишние" факты, собирая лишь обвинительную доказательную базу. Ни одного оправдательного факта нет, ни отсутствие орудия убийства, ни нечеткие показания главного свидетеля.
Можно сказать, что суд проходил вообще без адвоката - его перебивал и судья, и прокурор, его слова просто пропускались мимо ушей. Есть диктофонная запись процесса.
Жалобы были написаны давно, то есть судья, скорее всего, об этих жалобах уже знает. Сами знаете провинцию, где рука руку моет. И то, что на заявления приходят ответы: "Дали указание местной прокуратуре разобраться" - это просто смех. Я даже знаю какой получу ответ - "Факты, указанные в Вашей жалобе, в ходе служебной проверки не подтвердились", причем дословно именно так.
Парень уже сам почти смирился со сроком. Но ломается его жизнь. Кем он выйдет через несколько лет? Причем он уже сейчас намекает, что выйдет ненадолго. То есть у него озлобленность на всех этих людей, на друга-свидетеля, который его "сдал", на следователя, на судью и на всю правоохранительную систему в целом. Если его посадят - это будет конченый для этого общества человек, такое не заглаживается и исправиться и смириться после такого сложно, я думаю. Но я даже не хочу верить, что он в самом деле будет сидеть этот срок. Я буду делать всё, что смогу, чтобы добиться справедливости. Я не верю, что система настолько порочна. Я знаю, что Люди в ней есть, просто их нужно найти. Те, кто вникает в тонкости, видит суть и для кого лишний приговор - не показатель результативности его работы, а сломанная человеческая жизнь.
 
lawyerДата: Среда, 21.03.2012, 11:27 | Сообщение # 10
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool система вся давно порочна-на 97%. советую опубликовать диктофонную запись процесса в интернете. подавайте жалобу в евросуд.

Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
DrugONДата: Воскресенье, 25.03.2012, 01:41 | Сообщение # 11
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (lawyer)
и вообще, я бы подал заявление в скп по поводу отъема квартир и вписал бы туда судью, расследующего дело -как соучастника.

Это Вы серьезно? Но ведь судья сам себе дела не выбирает, его назначают. Так что ну очень спорно.

Quote (lawyer)
подавайте жалобу в евросуд.

В Евросуд можно в любое время подавать жалобу?
Просто даже не в курсе совсем. В случае, если евросуд признает его невиновным - неужели россияская судебная система должна покорно подчиниться, признать свой непрофессионализм, выпустить и потом еще выплачивать дикие компенсации?
 
lawyerДата: Среда, 18.04.2012, 16:58 | Сообщение # 12
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
Евросуд не кассационная и даже не надзорная инстанция и не рассматривает уголовные и гражданские дела. Евросуд рассматривает нарушения норм Конвенции в конкретном деле и жалоба подается на нарушение норм Конвенции. Суд не признает виновным или невиновным человека. Компенсация выплачивается за нарушение норм Конвенции, которую Россия, подписав, обязаться соблюдать. Но решение Евросуда -основание для отмены приговора в связи с нарушением норм конвенции.Россия обязана выполнять нормы международного права, которые подписала, поскольку они стоят выше Конституции страны.

Добавлено (18.04.2012, 16:58)
---------------------------------------------
cool cool "Право-законЪ" теперь в Москве. Тел. для связи 8(985)72-98-347
Наш новый сайт http://pravo-zakon.jimdo.com


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
Форум » Основной раздел » Уголовное право » Суд присяжных. (юридическая помощь. Практика.)
Страница 1 из 11
Поиск: