[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Основной раздел » Уголовное право » образцы жалоб (практика.)
образцы жалоб
lawyerДата: Среда, 29.06.2011, 23:59 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool В Хамовнический районный суд г. Москвы
от защиты М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева

ХОДАТАЙСТВО
(о признании доказательства недопустимым
и исключении его из числа доказательств)


Стороной обвинения в качестве доказательства вины подсудимых представлено заключение «информационно-бухгалтерской судебной экспертизы» (без номера), проведенной «внештатным экспертом» Елояном В.Р. в период с 08.02.2006 по 28.03.2006 (т. 54 л.д. 185-229).

Данная экспертиза назначена постановлением следователя Тютюнника Ю.А. от 08.02.2006 по уголовному делу № 18/325543-04 (т. 54 л.д. 184).

При назначении и производстве экспертизы были допущены существенные нарушения Уголовно-процессуального кодекса РФ и Федерального закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 № 73-ФЗ (далее – Закон).

Незаконность получения данного доказательства заключается в следующем:

1. Уголовное дело № 18/325543-04 было возбуждено 30.08.2004 по признакам преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ в отношении генерального директора ООО «ЮКОС ФБЦ» Голубь И.Е., которая по версии следствия «в период с 2000-2003 г.г. в составе группы лиц, из числа работников ОАО «НК ЮКОС» и подконтрольных этому обществу организаций по предварительному сговору совершила уклонение от уплаты налогов с организаций. Следствием якобы установлено, что в 2000-2003 г.г. Голубь И.Е. «в составе группы лиц, заведомо зная, что ОАО «Томскнефть» – Восточная нефтяная компания», ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» самостоятельно осуществляют добычу и реализацию нефти и газа, а ОАО «Ангарская нефтехимическая компания», ОАО «Ангарский завод полимеров», ОАО «Ачинский НГО» (примечание: так в тексте), ОАО «Сызранский НПЗ», ОАО «Новокуйбышевский завод масел и присадок» самостоятельно осуществляют производство и реализацию нефтепродуктов, с целью увода от налогообложения выручки этих организаций, полученной от реализации нефти и нефтепродуктов, организовала составление первичных бухгалтерских документов о том, что реализацию нефти и нефтепродуктов осуществляли подставные компании, зарегистрированные на территориях Российской Федерации с льготным режимом налогообложения» (т. 51 л.д. 68-69, т. 52 л.д. 1).

Добавлено (29.06.2011, 23:54)
---------------------------------------------
Уголовное дело Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. с уголовным делом № 18/325543-04 не соединялось и из него не выделялось.

В соответствии со ст. 87 УПК РФ «все имеющиеся в деле доказательства должны быть проверены путем… установления их источников».

В деле нет сведений, позволяющих установить, каким образом постановление о назначении экспертизы и заключение эксперта, проведенное по уголовному делу № 18/325543-04 оказались среди материалов настоящего уголовного дела (следственный № 18/432766-07).

В соответствии с ч. 5 ст. 154 УПК РФ «материалы уголовного дела, выделенного в отдельное производство, допускаются в качестве доказательств по данному уголовному делу».

Таким образом, материалы, собранные при расследовании других уголовных дел и не «выделенные в отдельное производство», не могут использоваться в качестве доказательств по данному уголовному делу.

Следовательно, постановление о назначении экспертизы и заключение информационно-бухгалтерской судебной экспертизы были просто незаконно «вложены» следователем в материалы настоящего уголовного дела без соблюдения установленной уголовно-процессуальной формы.

2. Постановление следователя Тютюнника Ю.А. о назначении экспертизы не соответствует требованиям Уголовно-процессуального кодекса РФ.

А) В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление следователя должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Следователем назначена «информационно-бухгалтерская судебная экспертиза». Однако постановление не содержит убедительного обоснования необходимости её проведения.

Так, Ю.А. Тютюнник указал, что экспертиза проводится «для визуализации и актуализации информации имеющейся на компакт-дисках» (т. 54 л.д. 184).

«Визуализация» это «представление физического явления или процесса в форме, удобной для зрительного восприятия» («Толковый словарь иноязычных слов», Крысин Л.П., М.: Эксмо, 2008 г., стр. 165; «Современный словарь иностранных слов», М.: Русский язык, 1992 г., стр. 125). «Актуализация» (то же, что «актуализирование») – «делать актуальным, насущным, важным» («Новый словарь русского языка», Ефремова Т.Ф., М.: Русский язык, 2000 г.).

Добавлено (23.06.2011, 22:55)
---------------------------------------------

Добавлено (29.06.2011, 23:54)
---------------------------------------------
Таким образом, следователь назначил экспертизу для представления информации, имеющейся на компакт-дисках, в «удобной для зрительного восприятия форме» с тем, чтобы сделать её «насущной, важной»?!

Как указано в фундаментальном исследовании по данному вопросу, «соотношение между экспертизой и осмотром изменяется соответственно научно-техническому прогрессу и внедрению достижений в следственную и судебную практику. Новые технические средства раздвигают границы непосредственного восприятия. Они позволяют без каких-либо специальных познаний видеть многие следы и признаки, которые не воспринимаются невооруженным глазом» («Теория доказательств в советском уголовном процессе». Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. Отв. редактор Н.В. Жогин, издание 2-е исправленное и дополненное. Издательство «Юридическая литература», М., 1973 г., стр. 706).

Б) Между мотивировочной и резолютивной частями постановления имеется противоречие.

Назначение экспертизы по уголовному делу должно производиться лишь в тех случаях, когда необходимы исследования с использованием специальных знаний.

Так, следователь полагает, что «необходимы специальные знания в области информационных технологий», но при этом назначает «информационно-бухгалтерскую судебную экспертизу» (т. 54 л.д. 184).

Очевидно, что «информационные технологии» и «бухгалтерский учёт» представляют собой самостоятельные отрасли знаний.

Добавлено (23.06.2011, 22:56)
---------------------------------------------
В) Приложением № 1 к Приказу Министерства юстиции Российской Федерации от 14.05.2003 № 114 «Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» предусмотрено 25 родов (видов) экспертиз.

Добавлено (29.06.2011, 23:54)
---------------------------------------------
Приложением № 2 к приказу МВД РФ от 29.06.2005 № 511 «Перечень родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации», предусмотрено выполнение 27 родов (видов) судебных экспертиз.

Среди предусмотренных указанными нормативными актами родов (видов) судебных экспертиз «информационно-бухгалтерской» нет.

В специальной литературе также не существует научного обоснования, описания и методики для такого вида судебной экспертизы.

Следовательно, научная ценность и доказательственное значение такой экспертизы сомнительно.

3. Допущены нарушения закона при передаче следователем эксперту объектов исследования.

А) Эксперт исследовал не те материалы, которые ему были переданы следователем.

В постановлении следователя Тютюнника Ю.А. указано, что им предоставлены в распоряжение эксперта: «…2. Оборотно-сальдовые ведомости…» (т. 54 л.д. 184) тогда как в заключении эксперта значатся «главные книги…» (т. 54 л.д. 186/об).

Главная книга и оборотно-сальдовая ведомость это разные «сводные регистры синтетического учета» (см. «Методические рекомендации по сбору аудиторских доказательств достоверности показателей материально-производственных запасов в бухгалтерской отчетности», утверждены Минфином РФ 23.04.2004, п. 3.1; Письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 11.05.2010 № 03-02-07/1-228).

Добавлено (23.06.2011, 22:56)
---------------------------------------------
Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 12.02.2004 № КА-А40/453-04 говорится: «…суд учитывает, что некоторые из истребованных налоговым органом… документов у налогоплательщика отсутствуют (например, вместо Главной книги в Обществе используются оборотно-сальдовые ведомости)» (см. также Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.01.2010 № ВАС-18173/09; Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.04.2010 № Ф09-2782/10-С2 по делу № А07-10549/2009; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.02.2010 по делу № А69-336/2009; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29.01.2010 по делу № А36-3714/2009).

Добавлено (29.06.2011, 23:55)
---------------------------------------------
Б) Следователь в своём постановлении указал, что другие объекты экспертного исследования – два компакт-диска, обозначенные как «диск 1 копия» и «диск 2 копия», были получены 21.06.2005 в ходе осмотра и копирования информации с двух компакт-дисков, являющихся приложением к заключению информационно-аналитической (технической) экспертизы от 16.12.2004, при проведении которой исследовались серверы, изъятые 04.08.2004 в помещении ООО ИК «Сибинтек».

Между тем, компакт-диск «Verbatim DataLife» с серийным номером № 411028 МС 49923, который был создан как приложение к информационно-аналитической экспертизе от 16.12.2004, с 20.04.2005 по 05.07.2005 был передан экспертам и являлся объектом комплексной финансово-технической экспертизы по уголовному делу 18/325531-04 (т. 97 л.д. 109-151).

Таким образом, данный компакт-диск не мог быть осмотрен и скопирован следователем 21.06.2005.

В) В постановлении следователя о назначении экспертизы и в заключении эксперта отсутствует описание объектов экспертного исследования, которое бы позволяло их идентифицировать.

При этом в заключении экспертизы также не отражено:
– как и когда поступили объекты экспертного исследования;
– поступили ли объекты экспертного исследования в упакованном и опечатанном виде;
– содержала ли упаковка пояснительные надписи, подписи понятых и следователя;
– исключала ли упаковка возможность доступа к содержимому без ее повреждения;
– была ли упаковка цела или повреждена;
– на каком материальном носителе (его идентификационные данные) находилась информация в электронном виде.

Таким образом, возникает неустранимое сомнение в том, что:

– следователем были переданы экспертам именно те объекты, которые были получены в ходе следственных действий;
– информация на объектах исследования не подвергались какому-либо незаконному изменению или уничтожению;
– эксперт получил и исследовал именно те объекты, которые были указаны в постановлении следователя о назначении экспертизы.

Г) В настоящем уголовном деле отсутствуют объекты экспертного исследования.

Также к делу не приобщены протокол осмотра от 21.06.2005 и вещественные доказательства – серверы, изъятые 04.08.2004 в помещении ООО ИК «Сибинтек», на которые имеются ссылки в постановлении следователя о назначении экспертизы.

Это лишает возможности суд и участников процесса проверить правильность выводов Елояна В.Р., повторив исследования теми же методами и приемами, которые были использованы экспертом (п. 27 «Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР» (утв. Минюстом СССР 02.07.1987 № К-8-463; Данная Инструкция сохраняет свою юридическую силу и распространяется «на экспертную деятельность внештатных сотрудников» (п. 3); далее – Инструкция).

Добавлено (29.06.2011, 23:55)
---------------------------------------------
Кроме того, отсутствие объектов исследования затрудняет обоснование стороной защиты ходатайств о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы (ст.ст. 206-207 УПК РФ) и делает невозможным их проведение.

Добавлено (23.06.2011, 22:57)
---------------------------------------------
4. Заключение «внештатного эксперта» не соответствует требованиям, предъявляемым к нему УПК РФ и Законом.

А) Так, в нарушение требований п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК РФ и ст. 25 Закона, в заключении эксперта не указаны примененные им методики.

Методика представляет собой совокупность апробированных способов и приёмов, основанных на данных науки, носителями знаний которых является эксперт. Методика экспертного исследования является важнейшей объективной характеристикой компетентности и профессионализма эксперта.

К экспертной методике предъявляются следующие основные и необходимые требования:

методика экспертного исследования должна быть описана и детализирована в заключении;
методика должна быть апробирована в экспертной практике;
методика должна соответствовать предмету экспертизы и предмету науки;
методика должна быть связана с объектами экспертного исследования, то есть в данном случае с первичными документами бухгалтерского учета.

Б) «Заключение эксперта должно быть мотивировано и научно обосновано» (определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР от 03.11.1950 по делу С., Судебная практика Верховного Суда СССР, 1951 г., № 1, стр. 26).

Каждый изложенный факт должен быть документально обоснован первичными документами, и его изложение должно сопровождаться ссылками на материалы дела.

Между тем, исследовательская часть заключения эксперта не соответствует требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям, как с процессуальной, так и с методической точек зрения. В заключении не содержится ни одной ссылки на первичные документы.

5. «Внештатный эксперт» Елоян В.Р. изменил вопрос следователя, никак не обосновав и даже не упомянув об этом в своём заключении.

Так, вопрос следователя был следующим: «1. Соответствуют ли обороты, входящие и исходящие сальдо по данным бухгалтерского учета материалов, товаров и реализации, имеющихся в бухгалтерских базах данных… и данным оборотных ведомостей… представленных на бумажных носителях» (т. 54 л.д. 184).

Эксперт же отвечает на другой вопрос: «о соответствии данным главной книги» (т. 54, л.д. 223; см. также л.д. 190, 198/об, 201/об, 211/об).

Добавлено (29.06.2011, 23:57)
---------------------------------------------
6. Привлеченный следователем «внештатный эксперт» Елоян В.Р. подлежал отводу.

А) В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу «если обнаружится его некомпетентность».

Как было указано в постановлении высшей судебной инстанции по конкретному делу: «При назначении экспертизы важное значение имеет выяснение необходимых сведений о специальности эксперта и его компетентности» (постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29.09.1988 по делу Лубянского В.И. и др., Бюллетень Верховного Суда СССР, 1989 г., № 2, стр. 23). «В качестве экспертов должны привлекаться лица, имеющие специальные познания в вопросах, подлежащих экспертизе» (определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР от 25.08.1951 по делу А. и др., Судебная практика Верховного Суда СССР, 1951 г., № 11, стр. 27; см. также постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19.04.1946 по делу С., Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса. 1946 – 1962 гг. М., Юридическая литература, 1964 г., стр. 116).

В материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие наличие у Елояна В.Р. высшего образования, стажа работы по специальности, а также специальных познаний в области бухгалтерского учёта и «информационных технологий».

Елоян В.Р. в заключении экспертизы указал, что он имеет высшее образование, окончил Всесоюзный заочный политехнический институт, инженер-электрик, по специальности автоматика и телемеханика; окончил курсы при Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова, отделение «бизнес»; «аттестат аудитора получен в 1995 г. Стаж работы в сфере экономики и финансов – 11 лет. Учёная степень, звание – нет. ООО «ВнешАудит Консалтинг», аудитор, аттестат аудитора № 003669» (т. 45 л.д. 201).

Таким образом, с его слов, Елоян В.Р. не имеет высшего профессионального образования по специальности «бухгалтер» или «исследование информационных компьютерных средств». Наличие же у него аттестата аудитора, полученного им на краткосрочных курсах повышения квалификации, недостаточно для того, чтобы считать его экспертом по тем специальностям, по которым назначена данная экспертиза.

Б) В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу «если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей».

Так называемый «внештатный эксперт» Елоян В.Р. давно уже стал фактически штатным экспертом органов следствия именно по делам «ЮКОСа» и вследствие этого находился от них в очевидной служебной и финансовой зависимости.

Только в настоящем деле имеются копии шести заключений, подготовленных им самостоятельно или совместно с другими лицами (т. 45 л.д. 200-275, т. 54 л.д. 185-229, т. 97 л.д. 109-172, т. 98 л.д. 4-189, т. 98 л.д. 198-234, т. 103 л.д. 145-208).

Добавлено (23.06.2011, 22:57)

Добавлено (29.06.2011, 23:57)
---------------------------------------------
---------------------------------------------
В материалах первого уголовного дела Ходорковского М.Б. (следственный № 18/72-03, выделено из уголовного дела № 18/41-03) находятся копии двух заключений Елояна (т. 146 л.д. 10-60, т. 214 л.д. 140-158).

В материалах первого уголовного дела Лебедева П.Л. (следственный № 18/58-03, выделено из уголовного дела № 18/41-03) находится копия ещё одного заключения Елояна В.Р. (т. 159 л.д. 10-32).

Для подготовки данных экспертиз он затратил 570 календарных дней (4 + 49 + 77 + 229 +123+ 8 + 3 + 14 + 63= 570).

Следовательно, доходы, полученные Елояном за работу в интересах следственных органов, были если и не единственными, то основными источниками его финансового благополучия, и обуславливали зависимость эксперта от стороны обвинения.

Такое положение, как неоднократно утверждали государственные обвинители в ходе судебных заседаний, является поводом для отвода лица, обладающего специальными знаниями.

Кроме того, по мнению Хамовнического районного суда в лице его председателя Данилкина В.Н., достаточным основанием для отвода является то, что специалист «не владеет знаниями российского корпоративного права», «ранее услуги профессионального характера ОАО «НК «ЮКОС» никогда не оказывал», «с материалами настоящего уголовного дела в установленном законом порядке» в полном объеме не знакомился и все доказательства в их совокупности не изучал (см., например, постановление судьи Данилкина В.Н. от 07.06.2010 о рассмотрении заявления об отводе специалиста К. Дейджеса; постановление судьи Данилкина В.Н. от 18.08.2010 о рассмотрении заявления об отводе специалиста Л.Р. Хардин).

В соответствии со статьями 70 и 71 УПК РФ, основания для отвода специалиста и эксперта тождественны.

В) Органы следствия располагают широкой возможностью поручать производство экспертиз государственным судебно-экспертным учреждениям, аттестованные работники которых выполняют работу в порядке исполнения своих должностных обязанностей (ст. 12 Закона).

Проведение таких экспертиз для следствия бесплатно (ч. 1 ст. 37 Закона).

В случае выполнения экспертиз «внештатным экспертом» его работа должна оплачиваться за счёт средств, выделенных по смете органам следствия.

Добавлено (23.06.2011, 22:58)
---------------------------------------------

Добавлено (29.06.2011, 23:58)
---------------------------------------------
По делам «ЮКОСа», не считаясь ни с какими расходами, органы следствия регулярно привлекают для производства экспертиз одного и того же «не являющегося эксклюзивным специалистом в своей области» Елояна, причём по вопросам, выходящим за переделы его специальных познаний.

Разумеется, это не случайно совпадение, а свидетельство незаконной стабильной связи, существующей между стороной обвинения и этим «внештатным экспертом», а следовательно – зависимости эксперта от стороны обвинения.

7. Ходорковский М.Б. и Лебедев П.Л., а также их защитники были ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы уже после её производства.

Так, экспертиза была завершена 28.03.2006 (т. 54 л.д. 185/об), а М.Б. Ходорковский и его защитники были ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы только 24.01.2007 (т. 125 л.д. 57-58).

А) В деле нет протокола ознакомления П.Л. Лебедева с «постановлением следователя от 08.02.2006 о назначении информационно-бухгалтерской судебной экспертизы по уголовному делу № 18/325543-04».

В деле также нет протоколов ознакомления М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева с заключением «информационно-бухгалтерской судебной экспертизы от 28.03.2006 по уголовному делу № 18/325543-04».

Это связано с тем, что следователи, пытаясь запутать суд многократным выделением, а затем соединением уголовных дел, сами запутались в собственных фальсификациях и манипуляциях с номерами уголовных дел.

Б) Порядок назначения экспертизы и права обвиняемого при ее назначении и производстве установлены ст.ст. 195, 198 УПК РФ.

Добавлено (23.06.2011, 22:58)
---------------------------------------------

Добавлено (29.06.2011, 23:58)
---------------------------------------------
Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ:

– «Статья 198 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы» УПК Российской Федерации предусматривает, что подозреваемый, обвиняемый, защитник при назначении и производстве судебной экспертизы вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявлять отвод эксперту, а также ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом либо в конкретном экспертном учреждении, о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту. Статья 195 «Порядок назначения судебной экспертизы» УПК Российской Федерации прямо закрепляет обязанность следователя, назначившего судебную экспертизу по уголовному делу, обеспечить возможность реализации подозреваемым, обвиняемым, защитником названных прав. В этих целях часть третья данной статьи устанавливает, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 данного Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Указанное процессуальное действие, по смыслу приведенных норм, рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы – иначе названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с ее назначением и вытекающие из конституционного принципа состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации. Данное требование части третьей статьи 195 УПК Российской Федерации распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях…» (Определение Конституционного Суда РФ № 206-О от 18.06.2004).

Добавлено (23.06.2011, 22:59)
---------------------------------------------
Вопрос о временных пределах ознакомления обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы ранее уже рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации в связи с обращениями граждан. В Определении от 20.02.2007 № 154-O-O Конституционный Суд Российской Федерации указал, что «нормы уголовно-процессуального закона, предусматривающие право подозреваемого, обвиняемого и его защитника знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, предполагают обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, предъявить обвиняемому и его защитнику постановление о назначении экспертизы и разъяснить связанные с ее проведением права до начала производства экспертизы, с тем чтобы были созданы реальные условия для осуществления обвиняемым защиты своих прав» (Определение Конституционного Суда РФ № 693-О-О от 16.10.2007; см. также Определения Конституционного Суда РФ: от 25.12.2008 № 936-О-О; от 29.01.2009 № 7-О-О; от 28.05.2009 № 862-О-О; № 104-О-О от 26.01.2010).

В) При этом следует иметь в виду, что к субъектам преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, помимо главного бухгалтера, «могут быть отнесены руководитель организации-налогоплательщика» (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

Как указывает следствие в обвинительном заключении: «…Все политические, стратегические и тактические вопросы решались Ходорковским. Ни одно решение, ни по «ВНК», ни по «Томскнефть», ни по другим дочерним предприятиям без согласия и одобрения Ходорковского не принимались…» (ОЗ т. 1 (т. 175) л.д. 173, 1-й абзац снизу; т. 2 (176) л.д. 507, 3-й абзац снизу).

22.10.2009 в судебном заседании, при обосновании правомерности оглашения протокола допроса свидетеля О.И. Хвостикова, допрошенного по уголовному делу № 18/325543-04, государственный обвинитель В.А. Лахтин заявил, что данное дело «было возбуждено в отношении Голубь, являющейся одним из членов организованной преступной группы, действующей вместе с Ходорковским и Лебедевым. Поэтому Хвостиков как раз допрашивался по этому делу…».

Добавлено (23.06.2011, 22:59)
---------------------------------------------

Добавлено (29.06.2011, 23:59)
---------------------------------------------
В п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 11-П была сформулирована правовая позиция сохраняющая своё значение: «…необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведение в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него…».

Следовательно, уголовное дело № 18/325543-04, по которому была проведена данная экспертиза, фактически велось в отношении М.Б. Ходорковского.

Таким образом, умышленные незаконные действия стороны обвинения причинили невосполнимый ущерб конституционному праву обвиняемых на защиту, «поскольку они своевременно не были реализованы на важной для защиты стадии уголовного процесса…» (об этом см., например, п. 1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 11-П).

Как было указано в одном из определений высшей судебной инстанции: «Экспертиза, проведенная по делу с нарушением установленных законом прав обвиняемого, не может быть положена в основу обвинения» (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФР от 21.11.1972 по делу Таланцева и др., Бюллетень Верховного Суда РСФР, 1973 г., № 4, стр. 9; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФР от 04.05.1976 по делу Гаврилова и Дудоладова. Бюллетень Верховного Суда РСФР, 1976 г., № 9, стр. 10; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 06.01.1954 по делу Саргсяна. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса 1946-1962 гг.». Издательство «Юридическая литература», М., 1964 г., стр. 126-128). Такие нарушения имеет место и в данном случае.

Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В соответствии с ч. 3 ст. 7 УПК РФ нарушение норм уголовно-процессуального кодекса судом, прокурором, следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Ч. 1 ст. 75 УПК РФ признает недопустимыми доказательства, полученные с нарушением требований кодекса, и устанавливает, что такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 3 ст. 7, ч. 1 и 2 ст. 75, ст.ст. 119, 120, 248, 271 УПК РФ,

ПРОСИМ:

Признать недопустимым и исключить из числа доказательств, представленных стороной обвинения,

заключение информационно-бухгалтерской судебной экспертизы (без номера), проведенной «внештатным экспертом» Елояном В.Р. в период с 08.02.2006 по 28.03.2006,

содержащееся в томе 54 на листах дела 185-229.

Защитники:

21 сентября 2010 года

cool cool
cool cool cool cool cool cool Для оказания помощи и проконсультироваться Вы можете, обратившись по телефону +7(911)1211913
Контактное лицо- Михайлов Ярослав Алексеевич


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
№ikaДата: Воскресенье, 24.07.2011, 13:01 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 64
Репутация: 3
Статус: Offline
cool Президиум Московского городского суда

Адвокатов:
Липцер Е.Л.

Мирошниченко А.Е.

Ривкина К.Е.

в защиту Лебедева П.Л.

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

на приговор Хамовнического районного суда г. Москвы от 27 декабря 2010 г. (дело № 1-23/10) и определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 мая 2011 года (дело № 22-6222/2011).

Приговором Хамовнического районного суда г.Москвы от 27 декабря 2010г. Лебедев П.Л. был осужден по п.п. «а, б» ч. 3 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13 июня 1996 года) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет, по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в редакции Федерального закона № 60-ФЗ от 07 апреля 2010 года) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет. Согласно приговору, в соответствии с ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев, частично присоединён неотбытый по предыдущему приговору срок наказания, окончательно к отбытию определено 14 лет лишения свободы.

24 мая 2011г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда указанный приговор изменила лишь в части снижения вменённых объёмов якобы похищенного и легализованного, применила новую редакцию норм Особенной части УК РФ, а также незначительно (на 1 год) снизила назначенный срок лишения свободы. В остальной части обжалуемый приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы стороны защиты, в которых была обоснована необходимость прекращения дела в связи с отсутствием состава преступления и заведомо ложным характером обвинения – без удовлетворения.

Как приговор, так и кассационное определение по настоящему делу характеризуют предвзятость и полное игнорирование доводов стороны защиты, которым не только не дана надлежащая оценка, а, вопреки требованиям ст.ст. 360, 388 УПК РФ, существенная часть из них даже не упомянута или же искажена. Иными словами, суд кассационной инстанции по существу уклонился от исполнения своих обязанностей: он лишь создал видимость анализа и оценки доводов кассационных жалоб, в действительности подменив эти анализ и оценку пересказом и многократным повторением фрагментов приговора, причём именно тех, которые были подвергнуты нами обоснованной критике.

Добавлено (24.07.2011, 12:59)
---------------------------------------------
1. Обжалуемый приговор в полном объёме является незаконным и необоснованным, постановлен с многочисленными нарушениями закона.

Основания, по которым сторона защиты ставила перед судом кассационной инстанции вопрос об отмене приговора и полном прекращении дела, равно как и многочисленные доводы в поддержку такой позиции, подробно изложены в кассационных жалобах по делу, копии которых приобщены к настоящей надзорной жалобе. Ставя перед судом надзорной инстанции тот же вопрос, сторона защиты основывается на тех же доводах, поскольку ни один из них не опровергнут судом кассационной инстанции.

Основные позиции стороны защиты заключаются в следующем:

• Инкриминируемые Лебедеву П.Л. (как и Ходорковскому М.Б.) деяния не содержат предусмотренных уголовным законом обязательных признаков соответствующих преступлений, а сами обвинения по делу являются искусственной криминализацией обычной хозяйственной деятельности нефтяной Компании «ЮКОС».

• В ходе судебного следствия было подтверждено отсутствие реального ущерба у дочерних добывающих предприятий ОАО НК «ЮКОС», объявленных «потерпевшими». Это обстоятельство полностью исключает саму возможность существования хищения и по существу признано приговором.

• Судом проигнорированы неопровергнутые доводы защиты о наличии в десятках вступивших в законную силу и не отменённых в установленном законом порядке решений различных судов обстоятельств, имеющих преюдициальное значение в пользу подсудимых.

• Указание стороной защиты на очевидный факт повторного уголовного преследования Лебедева П.Л. (как и Ходорковского М.Б.) за одни и те же деяния не опровергнуто, но необоснованно отвергнуто судом путём приведения явно демагогических и не имеющих смысловой нагрузки набора фраз.

Добавлено (24.07.2011, 13:00)
---------------------------------------------
Однако, в нарушение требований ч. 4 ст. 7, ст. 14, ч. 3 и 4 ст. 15, ст. 17, ч. 1 ст. 88, ст. 297, ч. 4 ст. 302, п. 2 ст. 307 УПК РФ, Хамовнический районный суд г.Москвы постановил обвинительный приговор, основываясь не на всесторонней оценке всей совокупности исследованных им доказательств и установленных обстоятельств, а на воспроизведении откровенно ложных доводов обвинительного заключения. Указанные пороки приговора, будучи существенными, могли быть устранены только путем его отмены. В связи с тем, что все обстоятельства дела, необходимые для его правильного разрешения, установлены, дело подлежало прекращению по реабилитирующим основаниям в кассационной инстанции.

2. Кассационное определение вынесено с нарушениями требований закона.

Суд кассационной инстанции не выполнил свои обязанности, предусмотренные ст. 360 УПК РФ, а именно - не проверил надлежащим образом материалы дела и не дал надлежащей оценки доводам кассационных жалоб (например, аргументы кассационных жалоб П.Л.Лебедева, М.Б.Ходорковского и их выступления практически полностью проигнорированы). Вместо этого, как указано выше, вынесено определение, содержание которого фактически сводится к краткому пересказу содержания обжалуемого приговора с теми же ничтожными попытками обоснования нелепиц, абсурда и лжи, игнорирования или передёргивания доводов стороны защиты и положений законодательства.

Так, например:

> Вслед за приговором, в кассационном определении надлежащее содержание понятия «безвозмездность», вопреки нормам законодательства, уголовно-правовой доктрине, и несмотря на установление судом получения выручки и прибыли от продажи нефти, подменено юридически ничтожными рассуждениями о так называемой безвозмездной продаже нефтедобывающими дочерними обществами ОАО НК «ЮКОС» нефти на промыслах в РФ по ценам, которые ниже цен на «мировых рынках».

> Вопреки п.25 постановления Пленума ВС РФ №51 от 27.12.2007г., согласно которому размер похищенного имущества определяется его фактической стоимостью, а также вопреки соответствующим нормам финансового права (Закон о бухгалтерском учёте, ПБУ, инструкции Министерства финансов и др.), согласно которым фактической стоимостью произведённой продукции является сумма затрат на производство, суд кассационной инстанции, не оспаривая факт возмещения «потерпевшим» этих затрат не только в полном объёме, но и с превышением (с прибылью от реализации), вместе с тем согласился с «установлением» органами следствия и судом первой инстанции «фактической стоимости» нефти в регионах её добычи в РФ не по данным документов финансовой отчётности о фактических затратах на производство и не на основании заключений экспертов, а путём произвольного и необоснованного приравнивания фактических затрат к биржевым котировкам на нефть в Западной Европе.

Добавлено (24.07.2011, 13:00)
---------------------------------------------
> В определении почти дословно воспроизводится неправомерная позиция суда первой инстанции, который, вопреки прямым императивным требованиям ст. 90 УПК РФ, проигнорировал преюдициальное значение ряда обстоятельств, установленных многими вступившими в законную силу и не отменёнными в установленном законом порядке судебными решениями, на которые указывала сторона защиты и которые полностью опровергают заведомо ложное обвинение в хищении нефти. О некоторых из этих решений просто умалчивается, а в отношении остальных, причём всех сразу, без анализа содержания каждого, безосновательно и голословно утверждается, что суды, вынесшие соответствующие решения, якобы не могли быть осведомлены о преступлениях, и всё что они установили, к рассматриваемому делу якобы отношения не имеет. Не побрезговали при этом члены судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда явно недопустимым домысливанием за других судей, утверждая, например, на стр. 57 кассационного определения, что арбитражному суду якобы не было известно о зависимости дочерних добывающих предприятий ОАО НК «ЮКОС» от последнего, что со всей очевидностью не соответствует действительности.

> Признав, вслед за судом первой инстанции, что фактически права распоряжения, владения и пользования добытой нефтью осуществляла Компания «ЮКОС», суд кассационной инстанции одновременно утверждает, что нефть «изъята и обращена» нашими подзащитными, то есть что уже они фактически владели, пользовались и распоряжались этой нефтью. Вопреки здравому смыслу, согласно которому похищенным должен обогащаться похититель, не обладая при этом правом собственности на него (а в приговоре и кассационном определении этого не утверждается), суд кассационной инстанции не смутило (и он это признал в определении, поскольку это безусловно подтверждается материалами дела), что выгоду от якобы похищенного получил собственник — ОАО НК «ЮКОС».

> Так же бесцеремонно «проштампована» в кассационном определении содержащаяся в приговоре псевдоюридическая ересь о том, что: а) имело место хищение, при котором «потерпевший» получил выручку и прибыль от проданного им же “похищенного” имущества; б) недополученная прибыль (упущенная выгода) представляет из себя реальный ущерб, т.е. утрату собственником актива.

Добавлено (24.07.2011, 13:00)
---------------------------------------------
Помимо вышеизложенных фундаментальных пороков обжалуемого определения, влекущих его безусловную отмену, суд кассационной инстанции не устранил допущенное в приговоре грубейшее нарушение совокупности требований ч. 5 ст. 69 и ч. 3 ст. 72 УК РФ, повлекшее незаконное уменьшение фактически отбытого Лебедевым (как и Ходорковским) срока наказания почти на четыре года, никак не мотивировав это. Мало того, уменьшив почти на треть объём обвинения, он не счёл нужным снизить на этом основании срок наказания.

Кроме того, суд кассационной инстанции голословно отмахнулся от всех доводов кассационных жалоб относительно многочисленных, в том числе, фундаментальных и неустранимых, нарушений прав наших подзащитных, а также других требований УПК РФ, допущенных на всех стадиях производства по делу, и привёл откровенно ложные и одновременно беспомощные рассуждения в качестве «доводов» об отсутствии политической мотивированности преследования Лебедева (как и Ходорковского).

Так, например, в кассационном определении от 24 мая 2011 года содержатся заведомо ложные сведения о том, что в ходе производства по делу Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. Хамовническим судом г.Москвы не было допущено никаких нарушений законодательства.

Однако судьи кассационной коллегии Мосгорсуда не могли не знать, что 15 апреля 2011 года Верховный Суд РФ своим Определением по делу № 5-Д 11-29 удовлетворил надзорную жалобу защиты Ходорковского и Лебедева, и признав незаконным их содержание под стражей в период с 17 августа по 17 ноября 2010 года, отменил постановление судьи Хамовнического районного суда г.Москвы от 16 августа 2010г, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 2 сентября 2010г и постановление Президиума того же суда от 18 февраля 2011г.

Добавлено (24.07.2011, 13:01)
---------------------------------------------
Другим подтверждением сказанному является следующее утверждение кассационной инстанции: “Доводы о политической мотивированности уголовного преследования противоречат материалам дела¸ из которых видно, что при расследовании дела каких-либо нарушений требований УПК РФ не установлено”. Указанное заявление не соответствует действительности, поскольку в ходе проводившегося предварительного расследования действия как представителей следствия, так и надзирающего прокурора неоднократно признавались незаконными постановлениями Ингодинского райнного суда г.Читы от 29.12.2008г, от 14.02.2007г, от 18.05.2007г, от 21.01.2007г, Центрального районного суда г.Читы от 09.04.2007г.

При этом Судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда, устами своего председательствующего судьи Усова В.Г. заявившая, что ею были изучены все материалы дела (с.4 протокола судебного заседания от 24 мая 2011г), не могла не знать, что указанные судебные акты, как и соответствующие кассационные определения, имеются в уголовном деле: т.135, л.д.3-8, 15-18, 35-38, 42-44, 45-47, 52-55, 56, т.191, л.д.60-64, т.200 л.д. 208-212.

Имеют, кроме того, место и иные нарушения, которые безусловно должны быть положены в основу возбуждения надзорного производства.

• Кассационной коллегией, которая изменила приговор Хамовнического суда, нарушены предписанные законом правила сложения наказания.

В определении от 24 мая 2011г сказано: “На основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст.160 УК РФ и ч.3 ст.174-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года), путем частичного сложения наказаний назначить Ходорковскому и Лебедеву наказание в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев каждому. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить наказание, назначенное приговором Мещанского районного суда г. Москвы от 16 мая 2005 года и окончательно назначить Ходорковскому и Лебедеву наказание в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет каждому с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима”.

Добавлено (24.07.2011, 13:01)
---------------------------------------------
Однако на момент вынесения процитированного Определения Лебедеву П.Л., который был задержан по первому уголовному делу 2 июля 2003 года, оставалось отбывать назначенное Мещанским районным судом г.Москвы наказание сроком 39 дней (с 24 мая по 2 июля 2011г). Несмотря на это, Судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда в итоге определила ему наказание в 13 лет лишения свободы, хотя по закону оно не могло превышать 12 лет и 7 месяцев!

• Кассационная коллегия не дала должной оценки нарушению Хамовническим районным судом г.Москвы предписаний ч.2 ст.308 УПК РФ, где говорится: "Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден".

В вводной части приговора Хамовнического суда г.Москвы от 27 декабря 2010 г указано (стр.3), что П.Л.Лебедев обвиняется, в частности, “В совершении преступлений, предусмотренных …ч. 3 ст. 174 УК РФ (в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13.06.1996 г.), …ч. 4 ст.174-1 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 08.12.2003 г.)”.

Однако в резолютивной части приговора Лебедев признан виновным только по ч.3 ст.174.1 УК РФ в редакции Федерального закона №60-ФЗ от 7.04.2010г (с.688), тогда как статья 174 УК РФ бесследно и незаконно исчезла.

Учитывая изложенное, на основании ст. 402, п. 1 ст. 403, ст.ст. 404, 406, п. 2 ч. 1 ст. 408, ст. 409, п.п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ,

просим:

1. Истребовать уголовное дело № 1-23/10 из Хамовнического районного суда г.Москвы.

2. Возбудить надзорное производство и передать настоящую жалобу вместе с уголовным делом на рассмотрение Президиума Московского городского суда.

3. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 мая 2011 года и приговор Хамовнического районного суда г.Москвы 27 декабря 2010 г. отменить. Производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Лебедева П.Л. состава преступления.

Приложения:
- копия кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 мая 2011 года на 35 листах (70 страницах);
- копия приговора Хамовнического районного суда г.Москвы от 27 декабря 2010 года на 345 листах (689 страницах);
- копии кассационных жалоб стороны защиты:
от 31 декабря 2010 года на 5 листах (9 страницах)
от 11 января 2011 года на 4 листах (8 страницах);
от 21 января 2011 года на 1 листе (2 страницах);
от 29 апреля 2011 года на 32 листах (64 страницах);
от 21 января 2011 года на 5 листах (9 страницах);
от 5 мая 2011 года на 14 листах (28 страницах);
- ордера адвокатов Липцер Е.Л., Мирошниченко А.Е и Ривкина К.Е. на участие в суде надзорной инстанции на 3-х листах.

Защитники
Е.Л. Липцер

А.Е. Мирошниченко

К.Е. Ривкин

21 июля 2011 года

 
lawyerДата: Понедельник, 12.09.2011, 22:29 | Сообщение # 3
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool cool Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

адвокатов
Е.Л.Липцер
МКА «Липцер, Ставицкая и парнетры»

К.Е. Ривкина
МКА «Каганер и партнеры»

в защиту Лебедева Платона Леонидовича

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА
на постановление Хамовнического районного суда г. Москвы
от 14.05. 2010 о продлении срока содержания под стражей
и последующие судебные решения

Постановлением Хамовнического районного суда г. Москвы от 14 мая 2010г (далее Постановление) было удовлетворено ходатайство государственного обвинителя о продлении срока содержания под стражей подсудимым Ходорковскому Михаилу Борисовичу и Лебедеву Платону Леонидовичу на три месяца, то есть до 17 августа 2010 года включительно.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 мая 2010г обжалуемое Постановление оставлено без изменения, а кассационная жалоба защиты без удовлетворения.

Постановлением от 26 ноября 2010 года судья Московского городского суда Задорожная З.А. отказала в удовлетворении надзорной жалобы защиты Лебедева П.Л.

Письмом №4у-2152 от 29 марта 2011 года Председатель Московского городского суда Егорова О.А. также отказала в удовлетворении надзорной жалобы защиты.

Постановлением от 5 мая 2011 года в удовлетворении надзорной жалобы защиты
Лебедева П.Л. было отказано судьей Верховного Суда РФ Лизуновым В.М.

24 мая 2011 года заместителем председателя Верховного Суда РФ Хомчиком В.В. было отменено постановление судьи Верховного Суда РФ от 5 мая 2011 года и вынесено постановление о возбуждении надзорного производства с передачей надзорной жалобы защиты на рассмотрение Президиума Московского городского суда.

Добавлено (12.09.2011, 22:26)
---------------------------------------------
24 июня 2011 года постановлением Президиума Московского городского суда отказано в удовлетворении надзорной жалобы защиты Лебедева П.Л.

Обжалуемое Постановление Хамовнического суда и все последующие решения Московского городского суда защита считает незаконными и необоснованными по следующим причинам.

Нарушения требований закона, допускаемые московскими судами, включая Мосгорсуд, по вопросам избрания и продления содержания под стражей, носят систематический характер. Только по делам в отношении Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. это было установлено целым рядом вступивших в силу актов высших органов судебной власти как федерального, так и наднационального уровня, а именно:

- постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года № 4-п (один из заявителей – Лебедев П.Л.), которым была признана неконституционной сложившаяся практика применения в качестве меры пресечения заключения под стражу при направлении дел в суд с предписанием правильно исполнить требования закона в отношении заявителей, что в нашем случае сделано не было;

- постановление Европейского Суда по правам человека от 25 октября 2007 года, признавшего нарушение права Лебедева на свободу и личную неприкосновенность, связанное с его содержанием под стражей;

- постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2009 года, которым признаны незаконными и отменены постановления Басманного районного суда об избрании меры пресечения от 3 июля 2003 года, кассационное определение Московского городского суда от 23 июля 2003 года, постановление Мещанского районного суда г. Москвы от 8 июня 2004 года и кассационное определение от 29 июля 2004 года;

- определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 апреля 2011 года, которым признаны незаконными и отменены постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 16 августа 2010 года о продлении срока стражи Ходорковскому и Лебедеву, а также кассационное определение Московского городского суда от 2 сентября 2010 года;

- решение Европейского Суда по правам человека от 31 мая 2011г, признавшего незаконными арест и содержание под стражей М.Б.Ходорковского до и во время первого процесса в Мещанском суде г.Москвы.

Несмотря на это, как Хамовнический суд, так и Московский городской суд, продолжали и продолжают в настоящее время пренебрегать требованиями закона и разъяснениями Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, что проявляется в содержании Лебедева П.Л. (как и Ходорковского М.Б.) под стражей без судебного решения, безосновательном и потому незаконном продлении ареста, открытом игнорировании изменений действующего законодательства, а также полном бездействии кассационной и надзорной инстанций Мосгорсуда1.

Добавлено (12.09.2011, 22:26)
---------------------------------------------
Последовательно отстаивая свою позицию, в кассационной и всех надзорных жалобах защита неоднократно утверждала, что Постановление, а также все последующие судебные решения, являются незаконными, необоснованными и подлежащими отмене в силу п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 379, п.п.2 и 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ.

Конкретные допущенные судебными органами нарушения выразились в следующем.

В обжалуемом Постановлении, пытаясь обосновать необходимость продления срока содержания под стражей, Хамовнический районный суд указал: «Принимая во внимание доводы ходатайства о продлении срока содержания под стражей подсудимых Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л., суд учитывает объем и тяжесть предъявленного подсудимым обвинения, количество письменных материалов уголовного дела, которые содержатся в 188 томах, большое количество свидетелей, сложность данного уголовного дела, закончить судебное разбирательство по нему до истечения установленного срока содержания подсудимых под стражей не представляется возможным». Относительно доводов защиты, которые были представлены суду в письменном виде на 22 страницах, в Постановлении указано лишь то, что: «Доводы возражений защиты и подсудимых на ходатайство о продлении срока содержания под стражей изложены в письменном виде и были приведены в судебном заседании защитником – адвокатом Клювгантом В.В., который просил суд отказать в удовлетворении заявленного ходатайства о продлении срока содержания подсудимых под стражей, поскольку никаких законных оснований для содержания под стражей подсудимых Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. не имеется».

При этом суд не привел в Постановлении и не стал опровергать аргументы защиты о том, что у обвинения не было оснований заявлять ходатайство о продлении срока содержания под стражей, а у суда его продлевать в силу того, что в статью 108 УПК РФ были внесены изменения, которые запрещают применение ареста в качестве меры пресечения к обвиняемым в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, поскольку их опровергнуть было просто невозможно. В Постановлении вообще не нашел отражения довод защиты о том, что инкриминируемые нашим подзащитным деяния были совершены именно в сфере предпринимательской деятельности.

Тем самым суд совершил грубейшее нарушение требований как ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, так и ч. 4 ст. 7 УПК РФ, поскольку принял обжалуемое решение вопреки прямому законодательному запрету и вообще никак его не мотивировал в силу того, что у него отсутствовали какие-либо аргументы, способные опровергнуть доводы защиты.

Действуя солидарно с Хамовническим судом и противозаконно вместо него пытаясь “изобрести” некую мотивировку, в кассационном определении от 21 мая 2010 года Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда относительно доводов защиты указала: «Рассматривая вопрос о мере пресечения, суд пришел к правильному выводу о необходимости продления подсудимым Ходорковскому М.Б. и Лебедеву П.Л. срока содержания под стражей, поскольку преступления, инкриминируемые подсудимым, по мнению судебной коллегии, не относятся к сфере предпринимательской деятельности в том смысле, который законодатель предусмотрел в ч. 1.1. ст. 108 КПК РФ». При этом Судебная коллегия не пояснила, какой же именно в её понимании «тот» смысл законодатель предусмотрел в ч. 1.1. ст. 108 УПК РФ.

Добавлено (12.09.2011, 22:27)
---------------------------------------------
Между тем 10 июня 2010 года Пленум Верховного Суда РФ четко разъяснил: «…преступления, предусмотренные ст.ст. 159, 160, 165 УК РФ, следует считать совершёнными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью. При решении вопроса о том, является ли такая деятельность предпринимательской, следует руководствоваться п. 1 ст. 2 ГК РФ, в соответствии с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

В этой связи защита особо обращает внимание Верховного Суда РФ, что в обвинениях, предъявленных П.Л.Лебедеву, а теперь и в продублировавшем их приговоре Хамовнического суда г.Москвы от 27 декабря 2010 года, многократно анализируются различные сделки с нефтью, там же говорится о получении и распределении прибыли, банковских операциях, сделках с ценными бумагами, а также о руководстве Лебедевым коммерческими организациями и занимаемых в них должностях. Сама квалификация его действий по ст.160 УК РФ с указанием на “использование служебного положения” подтверждает наличие уверенности представителей судебно-следственных органов о реализации обвиняемым (подсудимым) своих полномочий именно в сфере финансово-хозяйственной деятельности возглавляемых им организаций.

Например, в обвинительном заключении содержатся такие утверждения:

• «Ходорковский М.Б., Лебедев ПЛ… завладев, в том числе и посредством преступных действий, …за счет хищения…, а также легализации имущества, добытого преступным путем, в предпринимательскую и экономическую деятельность, большинством акций ОАО «НК «ЮКОС»… приобрели право на стратегическое и оперативное управление…» (стр.32);

• «К 2001 году за счет хищений нефти нефтедобывающих акционерных обществ, акций ОАО «ВНК», имущества ОАО «Томскнефть» и легализации похищенного в предпринимательскую деятельность, Ходорковский, Лебедев и другие члены организованной группы в подконтрольных им российских и иностранных компаниях сосредоточили огромные активы» (стр.56);

• «Ходорковский, Лебедев, …определили способы непрерывной легализации (отмывания) денежных средств и ценных бумаг, полученных от сбыта похищенной нефти - использование их в предпринимательской и иной экономической деятельности и систематическое совершение финансовых операций и других сделок» (стр.129).

Добавлено (12.09.2011, 22:28)
---------------------------------------------
Прочитав эти обвинения, невозможно прийти к выводу о том, что они совершены не в сфере предпринимательской деятельности. Однако ни судья Московского городского суда Задорожная З.А., ни Председатель Московского городского суда Егорова О.А. никак не прокомментировали данные обстоятельства, решив просто на них вообще не реагировать. В дальнейшем постановление проявившего с ними солидарность судьи Верховного Суда РФ Лизунова В.М. было отменено заместителем председателя Верховного Суда: «…несмотря на то, что Лебедеву П.Л. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 160, 174, 174.1 УК РФ, суды первой и кассационной инстанций не привели мотивов, на основании которых считают невозможным применить в отношении него положения ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ. При таких обстоятельствах, когда в судебных решениях судов первой и кассационной инстанций не мотивированы выводы о невозможности применения положений ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, одновременно имеются ссылки на ранее принятые судебные решения, а также на то, что подсудимые отбывают наказание по другому приговору, вызывают сомнение законность и обоснованность постановления Хамовнического районного суда г. Москвы от 14 мая 2010 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 мая 2010 года в отношении Лебедева П.Л.».

Президиум Московского городского суда в своём постановлении от 24 июня 2011г попытался за нижестоящие суды объяснить, почему «деятельность, в которой органами предварительного следствия обвинялся, а судом был признан виновным Лебедев П.Л.» не являлась предпринимательской, хотя это не сделало законными и обоснованными предшествующие ему обжалуемые решения судов, в которых отсутствовала какая-либо мотивировка и аргументация.

Кроме того, объяснения Президиума Московского городского суда и по иным причинам не выдерживают никакой критики.

Так, в обоснование своей порочной позиции Президиум, как и ранее Хамовнический суд, приводит аргументы, основанные не на законе (ст.ст.97,99,108 УПК РФ), а исходящие из принципа целесообразности: существенное количество письменных материалов дела, большое количество свидетелей, наличие приговора суда по первому делу, необходимость содержания Лебедева в следственном изоляторе для обеспечения его участия в судебном разбирательстве и т.п. (с.с.4-5). Однако эти обстоятельства не могут служить основанием для продления меры пресечения.

В такой же степени порочным является позиция Президиума Мосгорсуда и в части отрицания предусмотренной законом необходимости применения к Лебедеву положений ч.1-1 ст.108 УПК РФ:

Добавлено (12.09.2011, 22:28)
---------------------------------------------
• Изложенное толкование данной правовой нормы (с.6-7) является очевидным нарушением конституционного принципа презумпции невиновности, поскольку применяемые к периоду до вынесения приговора утверждения о некоей противоправной деятельности противопоставляются критериям, предусмотренным в ст.2 Гражданского кодекса РФ. При таком подходе действие ч.1-1 ст.108 УПК РФ должно быть полностью нейтрализовано, чего, по-видимому, и добивается Мосгорсуд.

• Президиум в своём постановлении сам фактически признает, что Лебедев П.Л. занимался именно предпринимательской деятельностью, поскольку констатирует осуществление его действий “в рамках подконтрольной ему структуры – ОАО “НК”ЮКОС” (с.6, абз.6) и “за счет владение большинством акций компании “Менатеп групп ЛТД” ”2 (там же). При этом заведомо ложный в данном контексте тезис о том, что он “являлся физическим лицом, обладающим правом на стратегическое и оперативное управление этими коммерческими организациями” (там же) является умышленным извращением основ гражданско-правового законодательства и противоречит даже элементарному здравому смыслу.

• Ущербный вывод Президиума о том, что якобы инкриминированное Лебедеву преступление по ст.160 УК РФ “не было совершено в сфере предпринимательской деятельности, в том смысле, в каком это понимается в законе” (с.7, абз.2) находится в полном противоречии с решением, принятым по аналогичному поводу Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении от 15 апреля 2011г. Ознакомившись с материалами надзорного производства, а также выслушав речь прокурора Лахтина, в которой приводились по сути те же доводы, что и в критикуемом постановлении Президиума, Верховный Суд РФ отменил незаконные судебные акты Хамовнического районного суда и Мосгорсуда, при этом, как уже было указано выше, счел доводы о совершении Ходорковским и Лебедевым вне сферы предпринимательской деятельности немотивированными, незаконными, необоснованными и потому подлежащими отмене (стр.4, абз.3 и 4 определения).

• В отсутствие аргументов в пользу своей порочной позиции, направленной на оправдание беззакония, допущенного Хамовническим судом, Президиум поставил в упрек защите, что якобы её представители не заявляли о том, что преступления, в которых обвинялся Лебедев П.Л., совершены им при осуществлении предпринимательской деятельности, а наоборот оспаривали существо предъявленного обвинения (с.5, абз.6). Этот “оригинальный” довод по меньшей мере свидетельствует лишь о незнании автором данного ложного утверждения материалов уголовного дела, поскольку совершение описанных в обвинениях Ходорковского и Лебедева действий именно в сфере предпринимательства фактически не отрицалось до определенного периода и стороной обвинения. Даже в своём выступлении 12 мая 2010г, ходатайствуя о продлении нашим подзащитным срока содержания под стражей, прокурор Лахтин утверждал об “использовании имущества в предпринимательской деятельности”. Исключительно о той же деятельности в целях критики выдвинутых абсурдных обвинений по всем эпизодам (“хищение нефти” и ”хищение акций дочерних предприятий ВНК”) подробно говорили представители стороны защиты, включая подсудимых, оспаривая доводы указанного ходатайства. При этом об откровенном игнорировании прокуратурой новеллы в ст.108 УПК РФ неоднократно упоминалось и в имеющихся в деле письменных “Возражениях на ходатайство о продлении срока содержания под стражей”, оглашенных в Хамовническом суде 13 мая 2010г.

Добавлено (12.09.2011, 22:29)
---------------------------------------------
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 108, ст. ст. 402 - 410 УПК РФ,

ПРОСИМ:

1. Возбудить надзорное производство, истребовать из Хамовнического районного суда гор. Москвы материалы по продлению срока содержания под стражей М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева и передать настоящую надзорную жалобу вместе с материалами на рассмотрение по существу в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.

2. Отменить постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 14.05.2010 о продлении срока содержания под стражей Ходорковскому Михаилу Борисовичу и Лебедеву Платону Леонидовичу, а также все последующие судебные решения по данному вопросу (кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21.05.2010, постановление судьи Мосгорсуда от 26.11.2010, постановление президиума Мосгорсуда от 24.06.2011).

3. Вынести частные определения в отношении прокурора Генпрокуратуры РФ Лахтина В.А., а также в отношении председательствующего по делу федерального судьи Хамовнического районного суда гор. Москвы Данилкина В.Н., судей Московского городского суда Поляковой Л.Ф., Пасюнина Ю.А., Сорокиной Г.В. и Задорожной З.А., Председателя Московского городского суда Егоровой, судьи Верховного Суда РФ Лизунова В.М. и членов президиума Московского городского суда Агафоновой Г.А., Фомина Д.А., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э. в связи с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона, которые были ими совершены намеренно.
ПРИЛОЖЕНИЯ:
1. Постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 14.05.2010.
2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда от 21.05.2010 .
3. Постановление судьи Мосгорсуда от 26.11.2010 об отказе в удовлетворении надзорной жалобы.
4. Письмо председателя Мосгорсуда от 29.03.2011 №4у-2152.
5. Копия Постановления заместителя председателя Верховного Суда РФ от 24.05.2011.
6. Постановление президиума Московского городского суда от 24.06.2011.
7. Копия Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 апреля 2011 года.
8. Ордера адвокатов Липцер Е.Л. и Ривкина К.Е.
всего на _____ листах.
Защитники – адвокаты:
Е.Л.Липцер
К.Е.Ривкин
_____ июля 2011 года


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
№ikaДата: Вторник, 13.09.2011, 14:28 | Сообщение # 4
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 64
Репутация: 3
Статус: Offline
cool Верховный суд РФ вновь постановил, что срок содержания под стражей бывшему главе "ЮКОСа" Михаилу Ходорковскому и экс-руководителю МФО "Менатеп" Платону Лебедеву продлевался с нарушениями закона. Первый раз, 15 апреля, высшая судебная инстанция согласилась с надзорной жалобой адвокатов и решила, что срок их ареста с 17 августа по 17 ноября 2010 года был продлен с нарушениями процессуальных требований. Теперь же признано незаконным продление ареста с 17 мая по 17 августа, передает "Интерфакс".

Суд огласил резолютивную часть своего решения, где говорилось, что жалоба удовлетворена, а постановления Хамовнического суда, Кассационной коллегии Мосгорсуда и президиума Городского суда отменены. Фактически Верховный суд РФ подтвердил доводы адвокатов Лебедева и самого Ходорковского о том, что оснований продлевать им арест не было.

В частности, судебная инстанция согласилась с тем, что экс-руководитель "Менатепа" полгода незаконно содержался в тюремном режиме - в СИЗО. По словам адвокатов Платона Лебедева, из-под стражи их клиента без оспариваемых продлений все равно бы не выпустили, поскольку он в этот период отбывал срок по первому делу, но режим содержания был бы значительно легче.

Защитники заявили, что решение о продлении ареста вынесено с нарушениями, так как в апреле 2010 года президент Дмитрий Медведев принял поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которым запрещено арестовывать бизнесменов, проходящих по экономическим преступлениям.

В свою очередь представитель прокуратуры Валерий Лахтин просил суд отказать в удовлетворении жалобы, отметив, что деятельность, которая инкриминировалась Лебедеву, не являлась предпринимательской и, соответственно, к нему не должны применяться поправки.

Лахтин объяснил необходимость содержание подсудимых в тюремном режиме тем, что общий режим позволяет фигурантам вести переписку, общаться с более широким кругом лиц. "Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в общем режиме могли бы общаться с другими членами преступной группы или влиять на свидетелей", - сказал сотрудник прокуратуры.

По его словам, согласно обвинению и приговору Хамовнического суда, Ходорковский и Лебедев для осуществления своей деятельности использовали подставные организации, а значит, не занимались предпринимательством. Однако в итоге Верховный суд не прислушался к его доводам.

За нарушения отчитается председатель Мосгорсуда

Высшая судебная инстанция страны вынесла частное определение председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой в связи с нарушениями, допущенными при продлении срока содержания под стражей Хорорковскому и Лебедеву.

"Обратить внимание председателя Мосгорсуда Ольге Егоровой на грубые нарушения, допущенные при продлении срока содержания под стражей Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву", - говорится в оглашенном во вторник документе.

Добавлено (13.09.2011, 14:28)
---------------------------------------------
cool Верховный суд признал очередное продление Ходорковскому и Лебедеву ареста незаконным и даже вынес частное определение в отношении судей Мосгорсуда.

Резолютивная часть определения Верховного суда:


«Руководствуясь статьями 406, 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила: надзорную жалобу адвокатов Липцер и Ривкина удовлетворить, постановление судьи Хамовнического районного суда города Москвы от 14 мая 2010 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 мая 2010 года и постановление Президиума Московского городского суда от 24 июня 2011 года отменить; признать незаконным содержание Лебедева Платона Леонидовича и Ходорковского Михаила Борисовича под стражей в качестве меры пресечения по данному уголовному делу в период с 17 мая 2010 года по 17 августа 2010 года.

Судебной коллегией вынесено частное определение. Оглашается резолютивная часть. Руководствуясь ч. 4 ст. 29 УПК РФ, судебная коллегия определила: обратить внимание председателя Московского городского суда Егоровой на грубое нарушение закона, допущенное при рассмотрении надзорных жалоб на судебное решение о продлении срока содержания обвиняемых под стражей, о результатах рассмотрения частного определения сообщить в Верховный суд РФ».

----------
Таким образом, на сегодняшний день установлено, что Ходорковский и Лебедев больше года содержались под стражей незаконно (арест с 17 мая по 17 августа 2010 года был признанным незаконным сегодня, арест с 17 августа по 17 ноября 2010 года был признан незаконным 15 апреля 2011 года Верховным судом, а с 17 ноября 2010 года до вступления приговора Данилкина в законную силу Ходорковский и Лебедев содержались под стражей вообще без всякого судебного решения).

 
lawyerДата: Среда, 18.04.2012, 17:02 | Сообщение # 5
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool Запись для получения юридической консультации производится по телефонам:+7(922)001 4890 +7(919)525 1513, +7(987)412 9472, +7(911)121 1913. Один из телефонов всегда на связи.

Добавлено (13.01.2012, 21:06)
---------------------------------------------
cool как составить жалобу см. по ссылке: http://pravo-zakon.jimdo.com

Добавлено (18.04.2012, 17:02)
---------------------------------------------
cool cool "Право-законЪ" теперь в Москве. Тел. для связи 8(985)72-98-347
Наш новый сайт http://pravo-zakon.jimdo.com


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
Форум » Основной раздел » Уголовное право » образцы жалоб (практика.)
Страница 1 из 11
Поиск: