[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Основной раздел » Уголовное право » Проверочные закупки (провокации)
Проверочные закупки
lawyerДата: Воскресенье, 03.04.2011, 10:13 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
Добро пожаловать!
 Здесь обсудим провокации со стороны "должностных лиц, действующих в официальном качестве".

Для оказания помощи и проконсультироваться Вы можете, обратившись по телефону +7(919)5251513, +7(987)4129472 или написав нам на почту law-right@ya.ru
------------------------------------------
образец жалобы в суд

_________________(районный)городской суд РТ
заявитель ФИО, адрес

жалоба(в порядке ст. 125 УПК РФ)

"--"______2011 г. сотрудниками ___ОВД там- то там-то в отношении меня была проведена проверочная закупка, проведение которой считаю незаконным, поскольку _______________(изложите, почему Вы так считаете-например, имела место провокация, как ее определяет ФЗ "Об ОРД", Европейская конвенция).
Данные факты подтверждаются (укажите чем подтверждаются, например, распечаткой телефонных переговоров).
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ, прошу вас
-признать действия сотрудников __ОВД по проведению проверочной закупки в отношении меня незаконными.
дата.подпись


Статья 5. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности
...Запрещается,,,,
.....
подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);
фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности.
При нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны принять меры по восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда.
Нарушения настоящего Федерального закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации



Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
№ikaДата: Воскресенье, 03.04.2011, 14:30 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 64
Репутация: 3
Статус: Offline
cool Типичные ошибки при проверочной закупке
Отсутствие достаточных оснований
В соответствии со ст.8 Федерального закона от12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон об ОРД) проверочная закупка проводится на основании мотивированного постановления, которое утверждается начальником органа, осуществляющего ОРД. В материалах большинства изученных уголовных дел данное постановление присутствует, однако носит формальный и немотивированный характер.
Так, например, в постановлении указывается: «П., <…> года рождения, проживающий по адресу: <…>, систематически занимается незаконным оборотом наркотических средств, что подтверждается другими результатами оперативно-разыскных мероприятий». Однако перечень этих ОРМ в постановлении не приводится.
Вместо этого в материалах можно найти рапорт оперативного сотрудника о том, что «неоднократно поступала оперативная информация о том, что П., <…> года рождения, проживающий по адресу: <…>, систематически сбывает запрещенное к свободному гражданскому обороту наркотическое средство — героин»1.

Добавлено (03.04.2011, 14:25)
---------------------------------------------
Источники поступления оперативной информации не приводятся, что допускается Законом об ОРД. Однако это противоречит п.2 ч.2 ст.75 УПКРФ, который требует указывать источник осведомленности. Кроме того, Европейский Суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) разъяснил, что правоохранительные органы должны привести конкретные доказательства преступной деятельности, послужившие основанием для проведения ОРМ, ссылки на оперативные источники в качестве доказательства не рассматриваются2.

Разделение закупки на несколько самостоятельных действий
Вместо единого документа — протокола проверочной закупки — сотрудники оперативных подразделений составляют набор различных протоколов, что свидетельствует о проведении разрозненных действий, а не единого ОРМ, подчиненного определенной цели.

Добавлено (03.04.2011, 14:27)
---------------------------------------------
Разделение закупки на несколько самостоятельных действий
Вместо единого документа — протокола проверочной закупки — сотрудники оперативных подразделений составляют набор различных протоколов, что свидетельствует о проведении разрозненных действий, а не единого ОРМ, подчиненного определенной цели.

Личный досмотр закупщика перед закупкой. Проверочная закупка начинается с проведения личного досмотра закупщика: в присутствии двух «незаинтересованных граждан» (или понятых) его раздевают и проверяют всю одежду на предмет наличия или отсутствия наркотических средств, оружия или иных предметов, запрещенных к свободному обороту.
Протоколом личного досмотра, по мнению оперативных сотрудников, документально подтверждается отсутствие у закупщика наркотических средств на момент начала закупки.
В типографском бланке данного документа указывается, что личный досмотр производится в соответствии с п.8 ст.6 Закона об ОРД, ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»3, ст.11 Закона «О милиции»4, ст.27.7 КоАПРФ.
В перечне оперативно-разыскных мероприятий, который приведен в ст.6 Закона об ОРД личный досмотр не упоминается, так как является административным действием. Стало быть, ссылка на данную статью Закона об ОРД при проведении личного досмотра будет прямым нарушением действующего законодательства.
В ст.11 Закона «О милиции» перечислены полномочия милиции, в том числе право «осуществлять в порядке, установленном в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей при наличии достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества» (ч. 2).
Статья 27.7 КоАПРФ регламентирует порядок проведения личного досмотра, который проводится только в отношении лиц, совершивших административное правонарушение. Личный досмотр в контексте данной нормы представляет собой «обследование вещей, проводимое без нарушения их конструктивной целостности» и осуществляется в случае необходимости «в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения».
Возникает вопрос: какое административное правонарушение было совершено закупщиком и что является основанием для проведения личного досмотра? Оперативные сотрудники допускают смешение двух различных процессов: оперативно-разыскного и административного, что недопустимо.
Ссылка на ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» представляется необоснованной.
В ст.49 данного закона говорится о проведении контролируемой поставки и проверочной закупки, но не о личном досмотре.
В ч.3 ст.48 действительно указано, что должностные лица органов внутренних дел «при осуществлении контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров вправе производить досмотр граждан, почтовых и багажных отправлений, транспортных средств и перевозимых грузов при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляются незаконные хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров». В то же время ч.1 данной статьи содержит оговорку, что решениями органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ определяются территории, в пределах которых осуществляется такой контроль.
Таким образом, исходя из смысла данной нормы решением Правительства РФ или правительства Самарской области должны определяться территории, в пределах которых возможно ограничение личной неприкосновенности граждан и проведение их личного досмотра при отсутствии факта совершения административного правонарушения.
Нам не удалось найти каких-либо документов, в соответствии с которыми к указанным территориям отнесены здания и помещения, занимаемые органами внутренних дел, равно как и иные территории городов и поселений Самарской области. Следовательно, личный досмотр закупщика не может быть произведен на основании ст.48 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Добавлено (03.04.2011, 14:27)
---------------------------------------------
Исходя из изложенного можно сделать вывод: личный досмотр закупщика, проводимый оперативными сотрудниками, не основан на нормах действующего законодательства и, следовательно, является незаконным.

Выдача закупщику денежных средств. Следующее действие, которое также оформляется протоколом, выдача денежных средств. Оперативные сотрудники осматривают, а в некоторых случаях помечают специальными люминесцентными маркерами и ксерокопируют денежные купюры. Участники данного мероприятия подписывают лист с копиями купюр, после чего он приобщается к протоколу, а сами купюры передаются закупщику.
По замыслу оперативных сотрудников, протокол выдачи денежных средств для проведения проверочной закупки наркотических средств и ксерокопии купюр в случае задержания сбытчика позволят доказать, что именно эти купюры были переданы закупщиком сбытчику.
Выдача денежных средств проводится на основании ст.6 Закона об ОРД и ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Ввиду того, что ни в одной из этих норм такое действие не упоминается, а перечень ОРМ может быть изменен только федеральным законом, оформление выдачи денежных средств в качестве самостоятельного действия является прямым нарушением Закона об ОРД.

Осмотр транспорта, используемого при закупке. Если при проведении ОРМ использовались транспортные средства, в материалах дела можно встретить протокол осмотра (или досмотра) транспорта. Отсутствие в машине наркотических средств или денежных средств, подтверждаемое протоколом, по мнению оперативных сотрудников, исключает вероятность получения закупщиком наркотиков в машине и подтверждает их приобретение у сбытчика.
При оформлении данного действия протоколом оперативные сотрудники совершенно безосновательно ссылаются на ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», а также п.8 ст.6 Закона об ОРД. В последней норме, в частности, речь идет не об осмотре или досмотре, а об обследовании, и оформляться данное ОРМ должно протоколом обследования транспортных средств.

Добавлено (03.04.2011, 14:28)
---------------------------------------------
Осмотр и выдача наркотиков закупщиком. В рамках следующего мероприятия закупщик в присутствии все тех же «незаинтересованных граждан» добровольно выдает то, что он, по его пояснениям, закупил у сбытчика. Как правило, это некоторое количество «фрагментов фольги (полиэтилена, полимерной пленки и т. п.) со светлым порошком». Указанные фрагменты помещаются в бумажный конверт или полиэтиленовый пакет, который затем оклеивается листом бумаги с оттиском печати соответствующего ОВД. На оттиске печати понятые и закупщик ставят свои подписи. Конверт прикладывается к протоколу осмотра и добровольной выдачи наркотических средств. По замыслу оперативных работников, данный документ устанавливает факт добровольной выдачи закупщиком наркотиков, приобретенных у сбытчика на выданные оперативными сотрудниками денежные средства.
Данный документ составляется на основании ст.6 Закона об ОРД, ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах» и ст.11 Закона «О милиции». Однако в правовых нормах, на которые ссылаются оперативные работники, ничего не говорится о добровольной выдаче наркотических средств или их осмотре.
Частью 1 ст.15 Закона об ОРД при проведении ОРМ предусмотрена возможность изъятия предметов с составлением протокола в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства РФ. Однако УПКРФ не предусматривает такого следственного действия, как осмотр и добровольная выдача, тем более что до возбуждения уголовного дела может быть проведен только осмотр места происшествия. Таким образом, протокол осмотра и добровольной выдачи наркотических средств, составленный после проведения проверочной закупки будет незаконным.

Личный досмотр закупщика после закупки. После выдачи закупщиком наркотических средств он в присутствии тех же «незаинтересованных граждан» досматривается: его одежда проверяется на предмет наличия наркотических средств или денежных купюр. По замыслу оперативных сотрудников, протокол личного досмотра в данном случае подтверждает отсутствие у закупщика ранее переданных ему денег и, следовательно, факт закупки наркотиков у сбытчика. Оформляется данный протокол точно так же, как и протокол личного досмотра до закупки, и, соответственно, является незаконным.

Добавлено (03.04.2011, 14:28)
---------------------------------------------
Наблюдение. В материалах некоторых дел присутствует протокол (акт) наблюдения. Он составляется оперативным сотрудником, наблюдавшим за действиями закупщика после того, как тот вышел из машины и пропал из поля зрения «незаинтересованных граждан», которые, как правило, остаются в машине. В большинстве случаев этот акт содержит в себе сведения о том, что закупщик зашел в подъезд дома №… по улице… где находился некоторое время, после чего вышел и сразу же направился к автомашине с оперативными работниками, где выдал наркотические средства. В некоторых случаях указывается, что закупщик подошел к конкретному гражданину, о чем-то с ним поговорил, что-то ему передал, после чего вернулся в машину, а данный гражданин был задержан.

Задержание и личный досмотр сбытчика. Следующий документ, который составляется оперативными сотрудниками протокол личного досмотра лица, задержанного в ходе проверочной закупки. Данный протокол составляется на том же бланке, что и аналогичные документы и, следовательно, является незаконным. Как представляется, единственным законным основанием к задержанию и проведению личного досмотра сбытчика является совершение им административного правонарушения.
В некоторых случаях фактическое задержание и личный обыск подозреваемого оформляются актом о результатах выявления и пресечения преступления в результате оперативно-разыскных мероприятий. В нем обычно фиксируется, что в присутствии двух «незаинтересованных лиц» был остановлен некий гражданин, «которому было сообщено о наличии данных о хранении им при себе наркотических средств и предложено их выдать». По смыслу данного документа лицо должно добровольно выдать имеющиеся у него наркотические средства. После добровольной выдачи наркотиков оперативные сотрудники, руководствуясь п.3 и 5 ст.6 Закона об ОРД, исследуют его одежду (а также находящиеся при нем вещи, транспортное средство) с целью обнаружения и сбора образцов для сравнительного исследования.
Анализ акта о результатах выявления и пресечения преступления в результате ОРМ позволяет констатировать: фактически вместо досмотра производится личный обыск, что противоречит закону, так как личный обыск является следственным действием.
Этот акт является незаконным еще и потому, что изъятие наркотических средств осуществляется со ссылкой на ч.1 ст.15 Закона об ОРД. В данной норме говорится о возможности изъятия предметов и документов, но с оговоркой, что в случае изъятия документов, предметов, материалов при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий должностное лицо, осуществившее изъятие, составляет протокол в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. По смыслу закона изъятие должно осуществляться не в рамках Закона об ОРД, а в соответствии с нормами УПКРФ.

Добавлено (03.04.2011, 14:29)
---------------------------------------------
Отсутствие прямых доказательств
Еще один существенный недостаток сформировавшейся практики осуществления проверочной закупки иллюзия доказанности сбыта. Объективный анализ результатов данного ОРМ приводит к парадоксальному выводу: представляемые следователю и в дальнейшем используемые в доказывании материалы лишь косвенно подтверждают вину сбытчика.
Основная задача проверочной закупки получение прямых доказательств факта инициативного сбыта определенным лицом наркотических средств закупщику. Однако рассмотренные нами материалы таких доказательств не содержат. Единственным прямым доказательством факта сбыта выступают показания закупщика об обстоятельствах получения им наркотических средств.
Если сбытчик заявит о своей невиновности, следствие получает два равнозначных взаимоисключающих доказательства: показания сбытчика и показания закупщика. Поскольку опровергнуть подобное заявление при используемой системе документирования невозможно, сбытчику достаточно сказать, что он хранил наркотики для себя, сбывать их не собирался, но закупщик его уговорил, и суд вынужден будет признать факт провокации сбыта наркотиков оперативными сотрудниками. Если российские суды пока не приходят к такому выводу, то его уже сделал ЕСПЧ.
Существующая система косвенных доказательств — отсутствие у закупщика наркотических средств на момент начала проверочной закупки и последующее обнаружение у сбытчика меченых денежных купюр — не доказывает факта сбыта. Личный досмотр закупщика гарантирует отсутствие у него наркотических средств до и во время досмотра, однако не исключает возможности их появления в любую минуту после окончания данного действия из любого источника, одним из которых, но не единственным, выступает сбытчик. Обнаружение и изъятие у сбытчика меченых денежных купюр доказывает не факт сбыта, а только факт передачи денег отзакупщика сбытчику. Оба эти доказательства косвенно подтверждают показания закупщика, но не могут опровергнуть заявление сбытчика о невиновности.

Добавлено (03.04.2011, 14:30)
---------------------------------------------
Показания «незаинтересованных граждан» и оперативных сотрудников также являются косвенными доказательствами, если только они не присутствовали непосредственно при факте передачи и не слышали переговоров закупщика и сбытчика. Кроме того, необходимо отметить, что термин «незаинтересованные граждане» в Законе об ОРД не упоминается, более того, в некоторых документах данные граждане названы понятыми. Анализ разъясняемых им прав и обязанностей позволяет сделать однозначный вывод: функции «незаинтересованных граждан» равнозначны функциям понятых в уголовном процессе.

«Штатные понятые» и «незаинтересованные» конфиденты
Термин «штатные понятые» повсеместно вошел в практику органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Практически у каждого следователя или оперативного сотрудника есть несколько знакомых или друзей, которых вписывают в протоколы следственных действий или оперативно-разыскных мероприятий в качестве понятых. Такие понятые готовы выступить в суде и подтвердить «законность и достоверность» всего, что записано в протоколе, даже если в самом мероприятии они не участвовали.
Разоблачить такого понятого в суде практически невозможно, так как на любой проверочный вопрос он может «честно» ответить, что сами события помнит плохо (с момента проведения ОРМ, как правило, проходит от3 до 6 месяцев). Суд, в свою очередь, сочтет подобные показания достоверными.
Установить наличие личных взаимоотношений между следователем (или оперативным сотрудником) и понятым достаточно сложно. Даже когда это удается, суд не всегда принимает данный факт во внимание, мотивируя отсутствием личной заинтересованности понятого в исходе дела и ссылкой на ч.2 ст.60 УПКРФ.
Впрочем, в ряде случаев суд, установив зависимое положение понятых, все же признает результаты ОРМ недопустимым доказательством.

 
lawyerДата: Воскресенье, 03.04.2011, 14:34 | Сообщение # 3
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool Из практики. В ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению в сбыте наркотических средств суд признал недопустимым доказательством результаты проверочной закупки, при проведении которой оперативные сотрудники привлекали в качестве понятых студентов юридического техникума, проходивших практику в их подразделении.
В приговоре суд сослался на показания понятых о том, что по результатам прохождения практики в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков на них составлялись характеристики, по которым в дальнейшем выставлялись оценки5.

Полагаем, что результаты ОРМ и показания «незаинтересованных граждан»6 необходимо оценивать в совокупности с иными доказательствами по делу. При этом установление факта знакомства понятого и оперативного сотрудника до производства ОРМ не влечет автоматически признания мероприятия незаконным и лишь свидетельствует о необходимости тщательной проверки материалов ОРМ и уголовного дела.
В подобном случае целесообразно допросить всех участников ОРМ, используя приемы выявления и разоблачения ложных показаний7. Особое внимание следует уделить результатам первичного опроса понятых и протоколам их допросов в качестве свидетелей. На практике имеют место случаи, когда следователи, не произведя допрос понятого, попросту переписывают в протокол показания, данные им при опросе. Поэтому дословное совпадение показаний, данных понятыми в ходе опроса и допроса, может служить основанием для признания их недопустимыми доказательствами.
При оценке результатов ОРМ и показаний понятых необходимо учитывать, что в соответствии со ст.17 Закона об ОРД оперативные сотрудники могут привлекать в качестве понятых лиц, оказывающих им конфиденциальное содействие за материальное вознаграждение (далее конфидентов). Пользуясь этой возможностью, некоторые оперативные сотрудники вербуют конфидентов не для сбора оперативной информации о криминальной среде, а для участия в качестве понятых при производстве ОРМ.
Проверить, является ли понятой конфидентом, практически невозможно. Во-первых, рассекретить данную информацию можно лишь с согласия самого конфидента, которого он, как правило, не дает; во-вторых, оперативные работники оформляют и регистрируют далеко не всех своих конфидентов. В то же время, если в суде будет установлено, что лицо, участвовавшее в качестве понятого при производстве ОРМ, ранее было задействовано в другом мероприятии и в составе участников этих двух ОРМ совпадает хотя бы один оперативный сотрудник, достоверность результатов оперативной работы должна быть поставлена под сомнение.

Добавлено (03.04.2011, 14:32)
---------------------------------------------
О наличии личных или служебных отношений между оперативным сотрудником и «незаинтересованным гражданином» свидетельствует, в частности, сокрытие сведений о личности данного гражданина в материалах ОРМ. Так, при составлении протоколов и актов ОРМ оперативные сотрудники вместо фактического адреса проживания понятого указывают адрес своего служебного кабинета. В дальнейшем следователи в протоколах допросов указанных «незаинтересованных граждан» приводят тот же адрес, что фактически является сокрытием информации о личности участника процесса.
В соответствии с ч.9 ст.166 УПКРФ основанием для сокрытия информации о личности участника процесса является мотивированное постановление следователя, вынесенное с согласия руководителя следственного органа. При этом данные о личности участника процесса засекречиваются в полном объеме: с введением псевдонима и образца подписи. Подлинные анкетные данные помещаются в запечатанный конверт, который приобщается к материалам дела. Какое-либо иное частичное сокрытие сведений о личности участника процесса без надлежащих оснований является прямым нарушением принципа гласности уголовного судопроизводства.
В соответствии со ст.12 Закона об ОРД сообщение сведений о конфидентах допускается лишь с их письменного согласия в случаях, предусмотренных федеральными законами, и только на основании постановления начальника органа, осуществляющего ОРД. Если хотя бы одно из названных условий не выполняется, сведения о конфидентах остаются засекреченными.
Привлечение в качестве понятых лиц, оказывающих содействие оперативным сотрудникам на конфиденциальной основе, противоречит целям обеспечения достоверности результатов ОРМ. Во-первых, лицо оказывает такое содействие за материальное вознаграждение и, следовательно, не может признаваться «незаинтересованным гражданином». Во-вторых, суд не всегда имеет возможность получить сведения о таком лице, а иногда даже не может достоверно установить, является ли это лицо конфидентом (даже при получении в официальном порядке отрицательного ответа на этот вопрос оторганов, осуществляющих ОРД, определенные сомнения остаются).
Таким образом, любые показания конфидента оставляют неустранимые сомнения в его незаинтересованности в силу негласного характера и специфики ОРД, а в соответствии ч.3 ст.14 УПКРФ все неустранимые сомнения толкуются только в пользу обвиняемого.

Добавлено (03.04.2011, 14:33)
---------------------------------------------
В связи с вышеизложенным возникает закономерный вопрос: зачем нужно привлекать «незаинтересованных граждан» к участию в ОРМ? Ответ прост — чтобы создать иллюзию доказанности факта сбыта. Показания данных граждан вместе с протоколами личного досмотра и показаниями оперативных сотрудников создают систему косвенных доказательств, подтверждающую показания закупщика об обстоятельствах подготовки и проведения проверочной закупки и, следовательно, приобретения им наркотических средств.
Но это только видимость системы. Данные доказательства не могут подтверждать показания закупщика даже косвенно. Единственное прямое доказательство, которое может подтвердить показания закупщика, — видеозапись факта передачи наркотиков в ходе закупки и аудиозапись разговора между закупщиком и сбытчиком. Закон об ОРД предусматривает возможность осуществления в ходе ОРМ аудио- и видеозаписи, в том числе и скрытых. Полученные при этом записи должны рассматриваться как вещественные доказательства.
Три шага к законной проверочной закупке
Основываясь на приведенных выше аргументах, можно сделать вывод: для приведения практики производства проверочной закупки наркотических средств в соответствие с действующим законодательством необходимо установить три основных правила:
1) оформлять проверочную закупку единым протоколом (актом) производства проверочной закупки;
2) перенести акцент с доказывания обстоя-тельств подготовки и завершения закупки на доказывание факта инициативного сбыта наркотических средств;
3) ввести в качестве обязательного элемента проверочной закупки применение аудио- и видеозаписи с фиксацией как подготовительных мероприятий, так и самого процесса передачи наркотиков и содержания переговоров закупщика со сбытчиком.
Что касается протокола (акта) проверочной закупки, он должен содержать несколько обязательных разделов:
действия по проверке одежды закупщика;
осмотр, пометка и передача денежных средств, а также средств аудио- и видеозаписи;
описание процесса производства закупки;
отметка о выдаче предметов, приобретенных в ходе проверочной закупки, осмотр и упаковка этих предметов;
отметка о просмотре (прослушивании) видеозаписи (аудиозаписи), описание носителя и его упаковки.
Задержание сбытчика и его личный обыск должны осуществляться в рамках уголовно-процессуального законодательства, поскольку Закон об ОРД не предусматривает возможности задержания и личного обыска.

Добавлено (03.04.2011, 14:34)
---------------------------------------------
Материалы, свидетельствующие о том, что лицо причастно к сбыту наркотических средств, находятся в деле оперативного учета. Именно на основании материалов оперативного дела принимается решение о проведении ОРМ «проверочная закупка» и оформляется соответствующее постановление. Обоснованность данного решения суд может проверить путем истребования и последующего изучения материалов дела оперативного учета.
Установленное п.2 ч.2 ст.75 УПКРФ требование об указании источника осведомленности на данное постановление не распространяется. В этой норме речь идет о показаниях потерпевшего и свидетеля. Постановление о проведении проверочной закупки — это не показания оперативного сотрудника по поводу сведений, полученных им в ходе ОРМ, а сформулированные по результатам ОРД выводы о причастности лица к сбыту наркотических средств.
При проведении проверочной закупки оперативные сотрудники допускают смешение оперативно-разыскного и административного процессов, что недопустимо
Протоколы могут заменяться единым актом проверочной закупки

Протокол личного досмотра лица, осуществляющего проверочную закупку, протокол выдачи денежных средств этому лицу и некоторые другие протоколы, которыми оформляется данное ОРМ, напрямую не указаны в Законе об ОРД или Законе «О наркотических средствах и психотропных веществах». Но, проведение закупки регламентируется не только этими законами, но и ведомственными нормативно-правовыми актами. Именно в них детализируется порядок проведения и оформления данного ОРМ.
В зависимости отсложившейся практики указанные протоколы могут заменяться единым документом — актом проверочной закупки, который включает описание всех действий, произведенных в рамках этого ОРМ. Однако практика подтверждает, что поэтапное фиксирование действий в ходе проведения проверочной закупки более удобно и к тому же позволяет точнее фиксировать действия лиц, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, и лиц, участвующих в ОРМ.
Акт проверочной закупки может быть оформлен окончательно только по завершении ОРМ и прибытии «закупщика» с приобретенными наркотиками. Между тем проверочная закупка зачастую осуществляется в комплексе с другими ОРМ, например, с оперативным внедрением, проведение которого может занять несколько часов. Вряд ли найдутся граждане, которые согласятся участвовать в ОРМ и провести в кабинете оперативника пять и более часов!
Материалы проверочной закупки, используемые в доказывании, лишь косвенно подтверждают вину сбытчиков наркотиков
Изъятие наркотиков и задержание сбытчика могут проводиться не только в рамках УПК РФ

Добавлено (03.04.2011, 14:34)
---------------------------------------------
Основанием для задержания сбытчика наркотических средств в ходе ОРМ является не подозрение в совершении преступления (ст. 91 УПКРФ), а право оперативного сотрудника милиции на задержание лица с целью пресечения совершения им преступления (ст. 11 Закона «О милиции»). Доставление лица в правоохранительный орган осуществляется с целью пресечения дальнейших преступных действий и ни в коей мере не противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству. Так, время его нахождения в правоохранительном органе после возбуждения уголовного дела может быть учтено, как время задержания в порядке ст.91 УПКРФ.
Утверждение о том, что при проведении гласных ОРМ изъятие предметов (наркотических средств) должно осуществляться не в рамках Закона об ОРД, а в соответствии с нормами УПК РФ, противоречит логике. Формулировка нормы ч.1 ст.15 Закона об ОРД указывает лишь на необходимость соблюдения правил, установленных УПКРФ, при изъятии предметов и веществ, полученных в ходе ОРМ. Так, изъятие должно проводиться в присутствии граждан (аналогия понятых в уголовном процессе), изъятые вещества и предметы должны опечатываться и т. д.
Если изъятие предметов и задержание сбытчика наркотических средств будет осуществляться исключительно в рамках УПКРФ, как предлагают делать авторы статьи, правоохранительные органы не смогут должным образом проводить проверку сообщений о преступлении. Так возрастет риск незаконного возбуждения уголовных дел без достаточных к тому оснований.


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
UhrumДата: Вторник, 05.04.2011, 19:18 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
В моем деле присутствует рапорт об обнаружении признаков приступления, на основании которого было вынесено постановление о проверочной закупки. (ст146, ч.2) Так это постановление выписано на конкретное лицо, есть мои И.Ф.О., дата рождения, место жительства, которое на тот момент было отличным от места прописки и мало кто, даже из близких владел этой информацией.
Здается мне, что на момент проведения проверочной закупки постановления просто небыло...
двадцатого числа назначено судебное заседание, на котором будут заслушаны показания оперов, каким образом я могу узнать что за ОРМ проводились и легли в основу постановления о ПЗ?
 
lawyerДата: Среда, 04.05.2011, 01:12 | Сообщение # 5
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
надо потребовать предоставить в суд оперативное дело и вызове для допроса источник информации. Надо настаивать на вызове.

Мы рекомендуем Вам подать жалобу в Европейский суд по правам человека на провокацию со стороны сотрудников милиции, то есть должностных лиц, действующих в официальном качестве.После вынесения приговора и кассационного определения, Вам останется дослать в ЕСПЧ эти решения и дать им анализ с точки нарушения статьи 6 и 13 Конвенции. Кроме того, можно указать и на нарушение статьи 14 Конвенции. После коммуникации жалобы будет рассматриваться вопрос об отмене приговора.Сейчас жалобы в ЕСПЧ рассматривают в несколько упрощенном порядке, что существенно сократило срок рассмотрения жалобы.
Вам останется в этом случае заявить ходатайство о приобщении в ходе судебного разбирательства копию жалобы в ЕСПЧ на формуляре, этим Вы поставите суд в очень неловкое положение, поскольку по провокации милиции имели место прецеденты, суд обязан, должен руководствоваться нормами международного права, имеющими приоритет перед национальным законодательством.
Посмотрите тему Жалобы в Европейский суд на нашем форуме.
У нас хорошая практика.

из нашей практики:
в мае 200? г. правоохранительными органами (???ФСБ)проведены ОРМ в отношении гр. А.- начальника СО при ?ОВД, в ходе которых гр. А. был задержан за получение взятки.В ходе судебного следствия были оглашены материалы рассекреченного ОД, в том числе документы оперативных работников (рапорт),в которых содержалась фраза "гр. Б. был склонен к даче взятки гр. А.", то есть сотрудники ?ФСБ спровоцировали дачу взятки гр-ном Б гр-ну А. В дальнейшем дело в отношении гр. А. по факту вымогательства взятки было прекращено


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
№ikaДата: Пятница, 06.05.2011, 15:17 | Сообщение # 6
Лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 64
Репутация: 3
Статус: Offline
cool ПРИКАЗ МВД РФ N 368, ФСБ РФ N 185, ФСО РФ N 164, ФТС РФ N 481, СВР РФ N 32, ФСИН РФ N 184, ФСКН РФ N 97, Минобороны РФ N 147 от 17.04.2007
"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ О ПОРЯДКЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДОЗНАВАТЕЛЮ, ОРГАНУ ДОЗНАНИЯ, СЛЕДОВАТЕЛЮ, ПРОКУРОРУ ИЛИ В СУД"
Зарегистрировано в Минюсте РФ 07.05.2006 N 9407.

Определен порядок представления оперативными подразделениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (далее - ОРД), результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления; а также в порядке выполнения поручения дознавателя, органа дознания, следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, находящимся в их производстве, выполнения указания прокурора о проведении ОРМ, исполнения требования суда (судьи) о предоставлении документов по уголовным делам, находящимся в его производстве.

Признан утратившим силу Приказ ФСНП РФ N 175, ФСБ РФ N 226, МВД РФ N 336, ФСО РФ N 201, ФПС РФ N 286, ГТК РФ N 410, СВР РФ N 56 от 13.05.1998, которым ранее был установлен аналогичный порядок

---------------------------------------------
B)ссылка на проверочные закупки http://pravo-zakon.ucoz.ru/forum/7-32-1
cool "Право-законЪ" теперь в Москве. Тел. для связи 8(985)72-98-347
Наш новый сайт http://pravo-zakon.jimdo.com
 
lawyerДата: Среда, 18.04.2012, 17:04 | Сообщение # 7
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 134
Репутация: 9
Статус: Offline
cool cool cool cool Преступление на провокации
В указанной работе поднята важная и актуальная тема современного уголовного судопроизводства - допустимость применения доказательств, полученных в ходе оперативно - розыскной деятельности. Непосредственным предметом моего исследования в настоящей статье явилась законность способов выявления органами следствия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Уголовная статистика подобных преступлений засвидетельствовала чрезвычайно опасную тенденцию в работе органов правопорядка. Не имея возможности добыть в установленном законом порядке доказательства виновности лица в приобретении, хранении или сбыте наркотиков, органами правопорядка посредством т.н. «проверочных закупок», «закупщиков», «понятых», других граждан, работающих, «на общественных началах», искусственно создаются условия для совершения «разрабатываемым» лицом преступления (преступление на провокации). В дальнейшем судьба попавшего в жернова правоохранительной системы человека предопределена - суды в 100 процентах случаев выносят обвинительные приговоры! При этом российское правосудие абсолютно не интересует ни законность добытых до возбуждения уголовного дела доказательств, ни их достоверность. Для российского суда достаточными доказательствами «виновности» подсудимого в подобного рода делах становятся показания самих сотрудников милиции, изготовленные ими муляжи денежных купюр и показания т.н. «закупщиков» и «понятых» - лиц, как правило, с уголовным прошлым и работающих на «общественных началах». К сожалению, масштабы этой проблемы просто ужасающие – от Магадана до Москвы суды каждодневно признают граждан в преступлениях, которых они никогда не совершали!

Значительное место в своей работе я уделил двум судебным решениям Европейского Суда. И это не случайно - приводимая в них правовая позиция по исследуемому вопросу (допустимость доказательств, полученных в ходе ОРМ) чрезвычайно важна. Для читателя, будь он адвокат, судья, обвиняемый или «просто гражданин»(выражение, используемое работниками российских судов), крайне важно иметь дословное значение Решения Европейского Суда, чем глубокие комментарии какого-либо юриста.

Добавлено (31.05.2011, 18:25)
---------------------------------------------
5 июля 1995г. Государственной Думой РФ был принят федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»(вступил в силу со дня официального опубликования в «Российской газете» 18 июля 2005г.). В ст. 1 Закона определено, что ОРД – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то ФЗ «Об ОРД», в пределах их полномочий посредством проведения ОРМ в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Учебники по ОРД определяют ее как вид социально полезной юридической государственной деятельности уполномоченных законом субъектов (ОРД. Учебник под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинникова, А. Ю. Шумилова; М. ИНФРА-М, 2001г. с.47, далее - Учебник). Задачи, непосредственно связанные с уголовным судопроизводством, указаны в ст. 2 Закона:

-выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;
-осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

Здесь нужно обратить внимание, что собственно Закон не дает определения оперативно-розыскного мероприятия, а лишь указывает формы, в которых осуществляется сама ОРД(согласно терминологии законодателя – виды ОРМ). Очевидно, что с учетом заявленных законодателем целей регулирования общественных отношений, неуказание категории средств достижения этих целей, выглядит несколько ущербным. Одной из форм проведения ОРМ, указанных в ст. 6 Закона, выступает проверочная закупка. Согласно научных представлений исследуемого вопроса (а характер «представлений» правоприменителя обязывает меня аппелировать именно к науке) под проверочной закупкой понимается: совокупность действий по созданию оперативным подразделением ситуации мнимой сделки, в которой с ведома ОРО и под оперативным контролем возмездно приобретается товар или предметы у лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления в сфере финансовой, хозяйственной, предпринимательской или торговой деятельности, с целью получения информации о вероятной преступной деятельности, а также решения иных задач ОРД(Учебник, с.372). Иначе, проверочную закупку представители науки именуют как сыскную закупку товара, а обязательным признаком субъективного состава данного вида ОРМ называют его цель – получение информации о вероятной преступной деятельности лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления в сфере финансовой, хозяйственной, предпринимательской или торговой деятельности. Очень важная пометка – преступления в сфере финансовой, хозяйственной, предпринимательской или торговой деятельности указаны законодателем в разделе под номером 8 УК РФ(Преступления в сфере экономики). Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, сбыт, пересылка и т.п. наркотических средств к преступлениям в сфере экономики, согласно закона, не относятся. Указанные преступления, согласно закона (раздел 9 УК РФ), относятся к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка. А согласно ст.2 Закона «Об ОРД» (Задачи оперативно-розыскной деятельности) добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации (т.е. в том числе - преступления против общественной безопасности!) выступают самостоятельной(отдельной) задачей ОРД! Очень важной посылкой в понимании правомерности использования ОРО(оперативно-розыскной орган) проверочной закупки для раскрытия преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, выступает ст. 7 Закона «Об ОРД»(Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий). Согласно ее положений основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

Добавлено (31.05.2011, 18:25)
---------------------------------------------
1. Наличие возбужденного уголовного дела.
2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:
1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. «Преступление», подготовленное сотрудниками милиции и совершенное с их участием никак не может рассматриваться в свете ч.2 ст. 7 Закона «Об ОРД». Иными словами, правовыми основаниями для проведения ОРМ в виде проверочной закупки могут являться только сведения о подготавливаемом самим объектом оперативной разработки противоправного деяния(преступления) или уже совершенного им же этого преступления!

После краткого выяснения того, «как положено», перейдем к печальному и тягостному – «как принято».

Схема действий наших правоохранительных органов не отличается особой изобретательностью и построена, как правило, на примитивных приемах последователей современных О.Б. Причем, в отдельных регионах(а может и не в отдельных!) цель проведения подобных ОРМ выступает средством «жизнедеятельности» местного наркобизнеса – не желающих сотрудничать с наркомафией удаляют как больной зуб. Именно такая картина «борьбы» с наркоманией представлена в г.Пятигорске Ставропольского Края, где передел сфер влияния в преступном бизнесе происходит при активном участии представителей милиции, суда и прокуратуры районного центра. Все остаются при своих «интересах».

1)Этап возбуждения уголовного дела.

Реализуя (как правило преступный) замысел на привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, сотрудник милиции предоставляет эксперту свого же отдела какой-либо объем наркотического вещества, достаточный для предъявления обвинения в тяжком преступлении. Обычно используется материал, ранее уже проходящий по подобного рода уголовным делам. Одновременно с этим проводится т.н. оперативно – розыскное мероприятие «Проверочная закупка». Так называемая – потому что не имеет ничего общего с настоящим ОРМ в рамках ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Автору приходилось сталкиваться даже с таким случаем, когда в деле оперативного учета не имелось не только задокументированной информации о подозрениях в отношении разрабатываемого лица, но даже отсутствовало утвержденное руководителем ОРО(это – Начальник, либо зам. начальника РУВД) постановление о проведении ОРМ! В ходе фиктивной «Проверочной закупки» ее участники – сотрудники милиции, их «нештатные» помощники, в т.ч. из представителей криминалитета, «закрепляют» следы совершенного «преступления» - «приобретение» или «сбыт» наркотиков. Из процессуальных документов, составляемых работниками милиции, картина т.н. «закупки» выглядит примерно следующим образом. К дому или квартире жертвы подъезжают участники ОРМ – «закупщик», «понятые», оперативные работники. Так называемый закупщик (бывший или настоящий наркоман, как правило, с уголовным прошлым) «приобретает» у жертвы наркотическое вещество. Этот факт «свидетельствуют» т.н. понятые, находящиеся в автомобиле, либо в поле «прямой видимости» с жертвой и «закупщиком». «Понятые» одновременно «свидетельствуют» и факт передачи жертве денежных купюр в счет приобретения наркотиков. Денежные купюры заготавливаются заранее, в рабочем кабинете сотрудника милиции путем «переписки» их номеров. В дальнейшем, порою спустя несколько дней, в ходе «обыска» на квартире жертвы (либо просто на улице!) «обнаруживаются» эти самые купюры и «органы правопорядка» уведомляют последнего о возбуждении в отношении него уголовного дела по факту приобретения или сбыта наркотиков.

Добавлено (31.05.2011, 18:26)
---------------------------------------------
2)Этап предварительного расследования.

На этой стадии преступления его участники «заготавливают» и изготовляют необходимые для суда процессуальные документы. При этом юриспруденция – рабочая специальность «органов правопорядка», остается невостребованной в полном объеме. Показания т.н. свидетелей – «закупщиков», «понятых», всегда являются достаточными для составления обвинительного заключения и передаче дела в суд.

3)Этап судебного разбирательства.

Переняв эстафету от органа следствия «независимые» и «беспристрастные» служители Фемиды от имени Российской Федерации в 100% случаях таких заказных дел жертвам выносят обвинительные приговоры. При этом законность представленных органом следствия доказательств и их достоверность какому-либо сомнению со стороны суда не подвергается.

Итак, почему автор настоящей работы считает незаконными(не соответствующими закону!) действия оперативно-розыскных органов, органов следствия и суда, используемых результаты ОРМ под названием проверочная закупка для доказывания фактов преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ?

Начнем, пожалуй, с требований ст. 89 УПК РФ, указывающей общее условие допустимости применения результатов ОРД в уголовном процессе: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». Это означает только одно – материалы ОРМ, полученные следователем от органов ОРД должны быть преобразованы им в те виды доказательств, которые указаны в ст. 74 УПК РФ! Например, опрос фигуранта (объект оперативной заинтересованности) - в показания подозреваемого(обвиняемого); объяснения агента – в показания свидетеля; протокол снятия информации с технических каналов связи – в документ или вещественное доказательство и пр. Собственно материалы ОРД не имеют самостоятельного значения в судебном доказывании, не представляют никакой ценности для разрешения вопроса о виновности подозреваемого и являются только ориентирами в ходе предварительного расследования по уголовному делу. Чтобы данные, полученные в результате ОРМ, могли быть использованы в качестве доказательств, они должны быть получены следователем или судом из предусмотренных ч.2 ст. 74 УПК РФ источников и посредством производства установленных УПК РФ процессуальных действий. Проследим на нашем примере «легализацию» этих данных.

Добавлено (31.05.2011, 18:26)
---------------------------------------------

Перечень наименований сформированных на этапе предварительного расследования доказательств может показаться значительным: 1.Показания свидетелей (сотрудники милиции, «понятые», «закупщики»). 2.Документы (протокол проведения проверочной закупки(часто заменяется почему то словом «акт»), «справка» о химическом составе вещества). 3.Заключение эксперта (о принадлежности к наркотическому представленного для исследования вещества). 4.Вещественные доказательства(наркотическое вещество, ксерокопии денежных купюр). Между тем, даже такое количество наименований оформленных в процессуальную форму доказательств не позволяет, основываясь на объективных закономерностях логики, психологии и юриспруденции, прийти к убеждению в достоверности факта приобретения или сбыта гражданином наркотиков. С учетом специфики рассматриваемой темы надо отметить, что ударной силой обвинения, безусловно, считается в подобного рода делах доказательство под названием проверочная закупка. Именно с началом проведения данного ОРМ начинается формирование «доказательств» причастности разрабатываемого лица к совершению «преступления» и именно оно закрепляется в дальнейшем многочисленными показаниями «свидетелей» – «закупщиков», «понятых», следователей, оперативников. Согласно ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу допускаются протоколы следственных и судебных действий. Протокол либо акт проверочной закупки, как форма задокументированной информации ОРМ, никаким образом не может по действующему УПК РФ быть преобразован в какой-либо вид доказательств, перечисленных в ч.2 ст. 74 УПК РФ. Механизм совершения преступления (ст. 228 УК РФ), наличие многочисленных самостоятельных источников доказательств (носителей информации) в протоколе проверочной закупки, не позволяет признать этот письменный документ ни протоколом следственных действий(ст.ст. 83, 166 УПК РФ), ни документом-доказательством. Нельзя признать протокол проверочной закупки, как это делают наши суды, видом доказательств под названием документ(ст. 84 УПК РФ). Согласно ч.2 ст. 84 УПК РФ к документам относятся материалы кино- и фотосъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ(собирание доказательств). Так называемый протокол проверочной закупки получен(изготовлен) и представлен органу следствия абсолютно не в том порядке, о котором указывает ст. 86 УПК РФ. Статья 86 УПК РФ называется «собирание доказательств», а собственно протокол проверочной закупки выступает своего рода материальным носителем ОРД, что никак не позволяет относить его к уголовно-процессуального категории «доказательство». При осуществлении правосудия не допускается применение доказательств, полученных с нарушением федерального закона(п.2 ст. 50 Конституции РФ, ст.ст. 7, 75, 88 УПК РФ, Постановление Пленума ВС РФ от 12.04.96г. «О судебном приговоре», Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 5 марта 2004г.). Значение данного ОРМ заключается не в нем самом, как ошибочно порою воспринимается нашим правоприменителем, а в его результатах – полученных в ходе проверочной закупки информации, свидетельствующей о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших( ст. 7 Закона «Об ОРД»). Очевидными результатами этого ОРМ для целей судебного доказывания (после надлежащего процессуального оформления!) будут выступать два вида доказательств: 1.вещественные доказательства (деньги, изъятые непосредственно в момент проведения ОРМ; наркотические вещества, предметы с отпечатками пальцев рук, например, на упаковках с наркотиками) и 2.документы(материалы кино- и фотосъемки, аудио- и видеозапись).
Следующий вид доказательств, используемый в подобного рода делах – показания сотрудников милиции (порою даже и самих следователей, в производстве которых находились уголовные дела!). Подобная позиция наших судов, мягко говоря, не основана на точном понимании положений УПК РФ, регламентирующих участие свидетелей в уголовном процессе(ст.ст. 56, 79). Согласно закона свидетель относится к участникам уголовного судопроизводства с «приставкой» иные(гл.8 УПК РФ). То есть, законодатель не относит свидетеля к участнику уголовного процесса со стороны обвинения или со стороны защиты(в разговорной речи указанному выражению придается смысл со словом «вызванный»). Не утруждая читателя дальнейшим доказыванием непригодности подобных доказательств в уголовных делах, связанных с наркотиками, сошлюсь на позицию Европейского Суда(достаточно определенную и устоявшуюся) по исследуемому вопросу.

Добавлено (31.05.2011, 18:27)
---------------------------------------------
ДЕЛО ТЕЙШЕЙРА ДЕ КАСТРО ПРОТИВ ПОРТУГАЛИИ
(44/1997/828/1034)

РЕШЕНИЕ от 9 июня 1998 года

Использование негласных агентов должно быть ограничено и должны существовать гарантии прав человека даже в случаях, когда речь идет о борьбе с незаконным оборотом наркотиков- публичные интересы не могут служить оправданием провокаций со стороны правоохранительных органов.
В деле, которое рассматривается Судом нет сведений, что действия полицейских являются частью их участия в акции против незаконного оборота наркотиков, которая была санкционирована и проходила под контролем судьи – у правоохранительных органов не было оснований подозревать, что заявитель является наркокурьером – обстоятельства дела позволяют сделать вывод о том, что два полицейских не ограничились обыкновенным расследованием (in an essentially passive manner) неправомерных действий лица, а осуществили действия, которые спровоцировали совершение преступления. Действия полицейских выходят за рамки действий негласных агентов – их вмешательство и использование оспариваемых процессуальных действий свидетельствуют, что заявитель был очевидно лишен права на справедливое судебное разбирательство.
Суд решил: имело место нарушение (восемь голосов против одного)

9. В связи с проведением операции по выявлению незаконного оборота наркотиков, двое переодетых в гражданскую одежду полицейских из Полиции Общественной Безопасности (ПОБ), служащих в отделении полиции Фамильясау, неоднократно подходили к гр-ну В.С. Он подозревался в том, что осуществляет перевозку наркотиков небольшими партиями – для того, чтобы заплатить за наркотики – в основном гашиш - для собственного потребления. Они надеялись, что через В.С. смогут выйти на его поставщика и попросили приобрести для них несколько килограммов гашиша. Не зная, что это полицейские, В.С. согласился найти продавца на такую партию. Однако, несмотря на настойчивые просьбы полицейских, не смог сделать этого.

Добавлено (31.05.2011, 18:28)
---------------------------------------------
10. Около полуночи 30 декабря 1992 года два полицейских пришли домой к В.С. и сказали, что теперь они желают приобрести героин. В.С. упомянул имя Франсишку Тейшейра де Кастро, сказав, что может быть он сможет достать немного наркотиков; однако он не знал адреса последнего и предложил узнать его у Ф.О. Все четверо приехали к дому истца на машине предполагаемых покупателей. Истец вышел на улицу по просьбе Ф.О. и сел в машину, где его ожидали двое полицейских и В.С. Полицейские заявили, что они хотят приобрести 20 граммов героина за 200 000 эскудо (PTE) и показали ему свернутые банкноты Банка Португалии.

11. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро согласился достать героини в сопровождении Ф.О. поехал на своей собственной машине на квартиру другого лица - Ж.П.О. Последний приобрел еще у одного лица три пакетика с героином, один весом в десять граммов, а два других весом по пять граммов каждый и в свою очередь передал указанные пакетики истцу в обмен на деньги; точная сумма платежа не известна, однако доподлинно доказано, что она составляла свыше 100 000 эскудо.

12. Затем истец привез наркотики домой к В.С.; В это время В.С. вернулся в дом, а двое полицейских ожидали снаружи. Сделка должна была быть совершено в доме. Полицейские по приглашению В.С. вошли в дом; истец затем вытащил один из пакетиков из кармана и в это время полицейские раскрыли себя и арестовали истца, В.С. и Ф.О – это произошло около 2 часов ночи. Они обыскали всех троих и нашли у истца еще два пакетика с героином, 43 000 эскудо и золотой браслет.

27. Правоведы Португалии (и остальных стран Европы) проводят различие между различными видами «провокаций»- между «негласными агентами» и «агентом-провокатором». Так, первые это те, кто скрывает свою личность в целях сбора информации, в то время как вторые провоцируют людей на совершение преступления. В Португалии в соответствии с действовавшим в то время законодательством, правоведы рассматривали доказательства, полученные от «негласных агентов» в качестве допустимых, но более сдержанно относятся к доказательствам, добытым с помощью «агентов-провокаторов» (см. например, Кошта Андраде, «О запрещенных доказательствах в уголовном процессе», Куимбра, 1992, стр 220 и далее, и А.Г Лоуренсо Миртиньш, «Наркотики. Профилактика и лечение. Борьба с наркотраффиком», Куимбра 1984, стр 154 и далее, и последняя работа на эту тему, «Наркотики и право» Экуиташ, Эдиториал Нотисиаш, 1994, стр. 278 и далее).

32. Правительство в меморандуме заявило, что большое количество государств (включая государства-члены Совета Европы) допускает использование специальных оперативных действий, в частности в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Общество должно находить средства борьбы с этим видом преступной деятельности, которое разрушает основы демократического устройства человеческого общества. Статья 52 Декрета – Закона № 430/83, положения которого применяются к оспариваемому случаю, а также Конвенция ООН о «Незаконном обороте наркотиков и психотропных веществ от 1998 года, а Конвенция Совета Европы от 1990 «Об отмывании, розыске, изъятии и конфискации доходов, добытых преступным путем» - также позволяет использование «негласных агентов», чья роль не имеет ничего общего с «агентами- провокаторами». Более того, Статья 126 п.п. 1 и 2 (а) Уголовно-процессуального кодекса предъявляют высокие требования к доказательствам, для того, чтобы они были признанными правомерными и допустимыми.

Добавлено (31.05.2011, 18:28)
---------------------------------------------
Полицейские, фигурирующие в настоящем деле не могут быть признаны «агентами- провокаторами». Разница между двумя видами агентов состоит в том, что в случае с провокацией, действия таких агентов создают преступное намерение, которое до их действий отсутствовало, а во втором случае у правонарушителя уже существовало намерение совершить преступление. В настоящем деле полицейские всего лишь выявили скрытое намерение совершить правонарушение г-ном Франсишку Тейшейра де Кастро, Ф.О. (один из обвиняемых) не осуществлял давления на заявителя, так как последний немедленно проявил интерес приобрести наркотики и совершить сделку. Вдобавок ко всему, в момент задержания у него находилось большее количество наркотиков, чем требовали «покупатели».

Наконец во время следственных действий у г-на Тейшейра де Кастро была возможность задать вопросы обоим полицейским и иным свидетелям и представить свои возражения. Верховный Суд основывал свои выводы не только на показаниях полицейских, но также и на иных доказательствах. Нет никаких оснований полагать, что чем-либо подрывалась справедливость судебного разбирательства.

35. В частности, Конвенция не запрещает на стадии дознания и предварительного следствия, при условии, что характер преступления того требует, ссылку на анонимный источник информации. Однако, последующее использование их показаний в суде, осуществляющем рассмотрение дела представляет собой иной случай (смотри mutatis mutandis, Костовски против Нидерландов, решение от 20 ноября 1989 года, серия А номер 166, стр. 21 п. 44)

36. Использование негласных агентов должно быть ограничено, а также должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности несомненно вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом (см. Делькур против Бельгия решение от 17 января 1970, серия А № 11 стр. 15 п. 25),который не должен страдать от этого. Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокаций полиции.

37. Во-первых, Суд отмечает, что настоящий случай отличается от дела Люди против Швейцарии (см. решение от 15 июня 1992 года, Серия А № 238), в котором полицейский давал показания под присягой, органы следствия были уведомлены о его задании и швейцарские власти, уведомленные германской полицией, возбудили уголовное дело. Роль полицейского сводилась к действиям в качестве «негласного агента».

38. В настоящем деле необходимо выяснить подпадали ли действия полицейских под определение «негласных агентов». Суд отмечает, что Правительство не подтвердило, что действия полицейских являлись частью операции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которая была санкционирована и была под контролем суда. Также отсутствуют доказательства того, что у правоохранительных органов имелись достаточные основания подозревать г-на Франсишку Тейшейра де Кастру в незаконной перевозке наркотиков; наоборот он не имел судимости и никогда не привлекался к уголовной ответственности. Он не был известен сотрудникам полиции, и в контакт с ним они вступили только через посредничество В.С и Ф.О (см. пункт 10 настоящего Решения).

Добавлено (31.05.2011, 18:28)
---------------------------------------------
Более того наркотики не находились в доме истца; он их приобрел у третьего лица, который в свою очередь приобрел их еще у одного лица (см. пункт 11 настоящего Решения). В Постановлении Верховного суда от 5 мая 1994 года не было ничего сказано о том, что в момент ареста при истце находилось большее количество наркотиков, чем то которое пытались приобрести сотрудники полиции, в целях спровоцировать его на совершение преступления. Не имеет под собой оснований утверждение Правительства, что истец был расположен совершить преступления. Из этого следует вывод, что сотрудники полиции не расследовали (in an essentially passive manner) преступную деятельность г-на Франсишку Тейшейра де Кастру, а оказывали на него такое влияние, чтобы он совершил преступление.

Наконец Суд заявляет, что в актах судебных органов Португалии говорится, что истец был осужден в основном на основании показаний двух полицейских.

39. В свете всего вышеизложенного Суд делает вывод, что действия сотрудников полиции не подпадают под определение действий негласных агентов, так как они спровоцировали совершение преступления и нет никаких доводов в пользу того, что если бы не их вмешательство преступление было бы совершено. Такое вмешательство и использование его в последующем уголовном процессе, означают, что заявитель был лишен права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, имеет место нарушение статьи 6 п.1 Конвенции.
___________________________________________________

Добавлено (31.05.2011, 18:29)
---------------------------------------------
ДЕЛО ВАНЬЯН ПРОТИВ РОССИИ
(жалоба № 53203/99)

РЕШЕНИЕ от 15 декабря 2005 года

9. 3 июня 1998 года заявитель был задержан и доставлен в Капотненское районное отделение милиции, где его обыскали и нашли пакетик с героином. Решением начальника Капотненского районного отделения милиции от 4 июня 1998 года было признано, что заявитель совершил мелкое хулиганство, и на него был наложен административный штраф. По его словам, он был освобожден 5 июня 1998 года, а, по словам Правительства – 4 июня 1998 года. 5 июня 1998 года в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по подозрению в приобретении и хранении наркотических средств. Расследование вылилось в предъявление обвинения заявителю в приобретении, хранении и сбыте наркотических средств, что преследуется по статье 228 § 4 Уголовного кодекса.

10. 2 апреля 1999 года Люблинский районный суд на основании статьи 228 § 4 Уголовного кодекса признал заявителя и СЗ виновными в незаконном приобретении, хранении с целью сбыта и сбыте наркотических средств в «особо крупных» размерах. Заявитель был приговорен к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии с медицинским заключением, ему было предписано обязательное психиатрическое лечение от наркотической зависимости.

11. На слушаниях в районном суде заявитель показал, что 2 июня 1998 года он позвонил СЗ. Он попросил СЗ достать ему наркотик. СЗ сказал, что попробует достать, и они договорились, что заявитель зайдет к СЗ домой. Вскоре после этого ОЗ позвонила заявителю и попросила его купить ей героин. Она говорила, что ей очень нужен наркотик, так у нее ломка. Опасаясь, что она может совершить самоубийство, заявитель согласился и договорился встретиться с ней у дома, где жил СЗ. Позже вечером они встретились. Он получил от ОЗ 200 руб. и пошел в квартиру СЗ, где СЗ продал ему один пакетик героина за 300 рублей. Поскольку купленного у СЗ героина было мало даже для него, он решил не делиться им с ОЗ. Далее заявитель сказал суду, что он затем дал ОЗ снотворное, объясняя, что наркотик плохого качества и он потом вернет ей деньги. Уходя, он увидел приближающихся людей, которые, как он позже узнал, были милиционерами. Он скрылся от них, выбросив наркотик. Позже в этот же вечер он вернулся и нашел наркотик. На следующий день, все еще имея при себе наркотик, он пошел на работу, где был задержан милицией. Они нашли при нем наркотики и увели.

12. Соподсудимый заявителя – СЗ также показал в районном суде, что он продал заявителю один пакетик героина за 300 рублей.

Добавлено (31.05.2011, 18:29)
---------------------------------------------
13. Районный суд отметил, что показания заявителя в суде отличаются от показаний, которые он неизменно давал на всем протяжении предварительного следствия, когда он признавал вину в покупке у СЗ двух пакетиков героина – одного для ОЗ, а другого для себя за 400 руб., из которых 200 руб. получил от ОЗ. Он также признавал, что неоднократно покупал наркотики у СЗ. Точно так же и СЗ на всем протяжении предварительного следствия говорил, что он продал заявителю два пакетика героина за 400 рублей.

14. Районный суд заслушал сотрудников милиции из следственного отдела Капотненского районного отделения Москвы ЕФ и МБ, которые показали, что у милиции была информация о том, что заявитель занимается торговлей наркотиками. ОЗ, которая знала заявителя и могла купить у него наркотики, была выбрана для проверки этой информации. Она согласилась участвовать в «проверочной закупке» наркотиков, организованной следственным отделом. Для этой цели ей дали 200 руб. наличными. До встречи с заявителем ее обыскали и не нашли при ней никаких наркотиков. Затем она договорилась о встрече с заявителем. ОЗ была под постоянным наблюдением, в ходе которого ЕФ и МБ видели, как заявитель встретился с ОЗ, они вошли в подъезд, где жила ОЗ, и через некоторое время вышли из него. ОЗ подала заранее оговоренный знак о том, что она купила наркотики у заявителя. Сотрудники милиции попытались задержать заявителя, но он убежал. ОЗ была доставлена в отделение милиции, где в присутствии понятых выдала пакетик героина, который, как она утверждала, был продан ей заявителем, приобретшим его у СЗ. На следующий день заявитель был доставлен в Капотненское районное отделение милиции, где его обыскали и нашли пакетик героина.

15. Свидетельница О.З. пояснила районному суду, что она добровольно помогала милиции изобличить заявителя в наркоторговле. Ее показания были аналогичны показаниям сотрудников милиции Е.Ф. и М.Б.

16. По экспертным заключениям, вещество, содержащееся в пакетике, переданном милиции ОЗ, было героином весом 0,008 г, и вещество, содержащееся в пакетике, обнаруженном милицией у заявителя при вышеописанных обстоятельствах, было также героином весом 0, 31 грамм.

17. Районный суд исследовал письменные свидетельства и показания других свидетелей, включая свидетеля, который видел заявителя с девушкой около дома, где живет ОЗ, во время рассматриваемых событий.

18. Районный суд признал, что показания заявителя и СЗ в ходе предварительного следствия были подтверждены показаниями свидетелей, заключениями экспертов и письменными свидетельствами в деле. Он установил, что все доказательства по делу были получены законным путем и что права заявителя на защиту, включая право на юридическую помощь, были обеспечены следствием должным образом. Он пришел к заключению, что 2 июня 1998 года заявитель приобрел у СЗ два пакетика героина, один продал ОЗ, а другой оставил у себя с целью сбыта.

35. Статья 6 закона «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 года содержит перечень мероприятий, которые могут проводиться правоохранительными органами и органами безопасности для inter alia расследования или предотвращения преступлений. В частности, милиция может осуществлять проверочные закупки в случае, если inter alia возбуждено уголовное дело или имеется информация о подготовке или совершении преступления, а имеющихся данных недостаточно для возбуждения уголовного дела (статья 7). Проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые нарушают конституционные права граждан в отношении их переписки, телефонных разговоров и жилища, разрешается, если они санкционированы, как правило, судом (статья 8). «Проверочные закупки» товаров, свободная реализация которых запрещена, и некоторые скрытые мероприятия сотрудников или лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основе решения руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (статья 8). Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить основой для возбуждения уголовного дела и использоваться как доказательства в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (статья 11).

Добавлено (31.05.2011, 18:30)
---------------------------------------------
Однако еще большее значение имеет то, что в решении Президиума Московского городского суда нет ничего, что дало бы основания полагать, что он изучил вопрос о милицейской провокации в деле заявителя и рассмотрел вопрос о том, могла ли эта провокация негативно повлиять и в какой степени на справедливое разбирательство.

46. Конвенция не препятствует тому, чтобы относится с доверием к таким источникам, как анонимные информаторы, на следственном этапе разбирательства или когда это оправданно характером преступления. Однако последующее использование их показаний в суде для обоснования обвинительного приговора – другое дело. Использование тайных агентов должно быть запрещено и меры ограждения от них приняты даже в делах, касающихся борьбы против наркоторговли. Из требований справедливого суда по статье 6 вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации полиции (см. указанное выше дело Teixeira de Castro v. Portugal, pp. 1462-1463, §§ 35-36).

47. Когда случается, что действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления, и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это выходит за рамки понимания тайный агент и мо<


Ярослав Михайлов, заведующий юридического агентства "Право-законЪ",
т.+7(919)5251513,+7(987)4129472
 
Форум » Основной раздел » Уголовное право » Проверочные закупки (провокации)
Страница 1 из 11
Поиск: